ТЕОРИЯ АДВОКАТУРЫ

Приложение к журналу “Вопросы адвокатуры”

Часть вторая
ФИЛОСОФИЯ ПОМОЩИ, ИЛИ ЮРИДИЧЕСКАЯ СОТЕРИОЛОГИЯ

Глава первая. СПАСАЮЩАЯ ФУНКЦИЯ АДВОКАТУРЫ

Адвокаты представляют одну из тех благородных профессий, посредством которых человечество пытается помочь самому себе. Все прочие атрибуты адвокатуры, все ее правила и обычаи, все ее технические аксессуары проистекают из этой основы, они пронизаны и осенены идеалами человеческой взаимопомощи. Дух взаимопомощи можно считать первичным метафизическим критерием адвокатства: нет его — нет и адвокатуры.

Люди не могут просто так жить на одном пространстве друг с другом. То ли из-за падшей природы, то ли по каким-то еще причинам всякое их более или менее тесное соседство имеет тенденцию вырождаться во вражду. Чтобы избежать этого, люди вынуждены устанавливать правила совместного существования. Но поскольку они же сами склонны нарушать эти правила, люди вынуждены устанавливать меру наказания, коей они друг друга наказывают за их нарушение. Но и это не спасает человеческое сообщество. Те, кому поручают присуждение и исполнение наказания, склонны к злоупотреблениям, а сами законодатели создают такие сложные, нелепые и противоречивые законы, что разбирательство в них превращается в особую и нелегкую науку. Таким образом, на месте попытки решения одной проблемы вырастает новая проблема. Если человек сталкивается с этой сферой, у него огромные шансы стать жертвой, независимо ни от чего, включая его вину, карму, отношения с Богом и тому подобное. Виктимный опыт правосудия уже столь велик и очевиден, что ныне уже всякий человек, вдруг сталкивающийся с ней, заранее принимает вид и положение жертвы — он уже готов пострадать ни за что. Там, где должна была воссиять справедливость и социальная гармония, возникла настоящая трагедия, ставшая в один ряд с тем, что люди смертны, а всякое бытие бренно и тленно. Summum jus, summa injuria. И вот, для того чтобы хоть как-то облегчить эту участь, были заведены люди, помогающие жертвам в этих случаях — адвокаты.

По сути, адвокат нужен каждому, ибо каждый в чем-нибудь да виноват перед другими людьми. Адвокаты не нужны только святым, да и то — только до тех пор, пока эти святые не столкнутся с обычными грешными людьми. Ибо грешник всегда найдет, чем перед ним виноват святой. А святой, в свою очередь, как раз и отличается от обычных грешных людей доведенным до виртуозности усмотрением своей собственной вины.

Адвокаты — это антитела, ослабляющие раковую опухоль насилия в общественном организме. Соответственно, чем выше уровень насилия в обществе, тем больше ему нужно адвокатов, чтобы этот уровень снизить. Однако численность адвокатов нельзя считать показателем уровня насилия, поскольку причиняющие друг другу вред люди норовят нанести ущерб всем, кто попадется под руку, особенно тем, кто пытается своими разговорами насилие остановить. Адвокаты просто вызывают общественное раздражение на себя, намеренно раздражая занятых «делом», озверевших людей. В результате насилие сказывается на адвокатуре в целом, и когда оно перерастает некую критическую точку, люди вообще перестают терпеть адвокатов и адвокатуру как институт, они стараются ее уничтожить, чтобы никто не мешался под ногами, не препятствовал своими речами деловитым насильникам.

Прибавление. Христос как адвокат человечества. Величайшее тварное существо, дьявол, — предельная проверка правоты творения, подручный и Враг. Он свидетельствует против человека перед Богом и против Бога перед людьми. Бог же сказал Свое Слово в оправдание Себя перед людьми и людей перед Собой. Это Слово примирения — Богочеловек.
Суд с Богом по поводу мирового зла состоялся. Он казнен.

Примечание. Юридическое толкование жертвы Христа было свойственно философско-теологической мысли средневековой Европы. Византийский богослов Сотирих Пантевген (XII в.), вслед за своим современником Никифором Василакием, выступил с критикой учения о том, что в жертвенном акте Голгофы Христос одновременно был и жертвой, и жертвоприносителем, и тем, кому жертва приносится, усматривая в этом рассечение единой второй ипостаси на две: приносящую и приемлющую. Обвинив противников в несторианстве, он предложил понимать акт примирения божества с людьми как двухступенчатую юридическую процедуру обмена. На первой ступени «Бог-Слово положил начало, восприняв нашу сущность, а взамен даровал нам оставление грехов» (20), но таким образом было достигнуто примирение лишь с Богом-Сыном, а «когда нам должно было возблагодарить и Отца за усыновление, а у нас не было ничего чистого..., то сам Богочеловек-Слово пролил свою кровь» (21), так что крестная жертва была принесена только первому лицу Троицы. Из этого вытекает, что и жертва евхаристии (которую Сотирих предложил понимать не мистически, как вечно длящуюся голгофскую жертву, но лишь как «воспоминание» о ней) приносится только Отцу. Главным оппонентом Сотириха был Николай Мефонский (ум. между 1157 и 1166 гг.). На церковном соборе 1157 года взгляды Сотириха были осуждены, и он от них отрекся, однако юридический подход к теологическим проблемам нашел свое развитие на латинском Западе — в виртуозно разработанных доктринах схоластики.


Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100