ТЕОРИЯ АДВОКАТУРЫ

Приложение к журналу “Вопросы адвокатуры”

Часть третья
ДАВЛЕНИЕ НА АДВОКАТУРУ

Глава третья. ЗЛОВЕЩАЯ ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЬМАЯ СТАТЬЯ КАК ОТРИЦАНИЕ АДВОКАТУРЫ, ИЛИ ИНКВИЗИЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС

В одном из номеров журнала «Русский адвокат» за 1997 год была изложена сентенция по поводу пятьдесят восьмой статьи памятного Уголовного кодекса РСФСР редакции 1926 года. Статья зловещая, угрюмая, беспощадная. Перед ней человек беспомощен. Но какое раздолье в ней для Смердяковых. Через несколько десятков лет эта статья будет предметом спекулятивных диссертационных изысканий по философии, истории, социологии, политологии. Возможно, какие-то ученые мужи откроют в ней «мудрость» и «диалектику» и с «математической точностью» докажут ее «объективную» необходимость. Но если это произойдет, то позже. А сейчас «58-я» — это страшный пласт в сознании не одного поколения россиян. Нет-нет, да кто-нибудь и вспомнит о ней. Одни — как о леденящем кошмаре, другие — в жажде мести, исходящей от зависти и злобы, взывая к дьяволу о ее возврате. Текст статьи 58 УК РСФСР в редакции 1926 года приводится полностью ниже.

Но эти исследования будут потом. Сейчас важна инквизиционная сущность этой нормы права. Статья пятьдесят восьмая как норма права отрицает по своей сути, своему смыслу и назначению состязательность уголовного процесса, отрицает адвоката как участника процесса. Отрицает состязательность не потому, что были введены угрюмые «тройки», а по своей юридической формуле. Даже если использовать все мыслимые «демократические» атрибуты состязательного процесса, при обвинении по 58 статье адвокатские, защитные функции сразу же упраздняются. 58 статья отрицает адвоката.

Такое ощущение, что эта статья отрицает одного отдельно взятого человека, Статья оперирует массами, предназначена для наказания классов людей. Какая роль может быть у адвоката, когда идет борьба одних групп людей против других. Это война. А на войне свои законы, правила и процедуры. Есть обычаи войны.

58 статья — это вообще не право, это директива в войне. Невозможно найти место для адвоката при выполнении военной директивы.

Составители пятьдесят восьмой считали, что идет классовая борьба, идет жестокая борьба за государственную власть, за обладание государством, за государство. Победитель должен навязать свою волю другим, заставить этих других делать то, что считали победители нужным. Задачи перед победителями стояли колоссальные. Чтобы их претворить в жизнь, все должны были работать много, быстро, точно и по правилам. Цель оправдывает средство. Кто не согласен с целями или с методами их достижения, тот враг. Классовое чутье победителя подсказывало, кто враг. Не справился с поставленной задачей — враг. Не достигнул поставленной цели — враг. Сомневаешься в правильности победителей — враг.

Исторические сроки для победителей сжаты до предела. И победители «сердцем» чувствовали врагов, массовых врагов. Подавлять нужно было большие группы людей, а времени у победителей для юридических процедур не было. Идет война масс.

Обращают на себя внимание формулировки Статьи. Они расплывчатые, неопределенные, и в тоже время четко направленные на уничтожение всякого потенциального врага победителей. Эта статья отрицает всякую либеральную презумпцию невиновности и дает руководство: уничтожь невиновных, только не упусти виновного. Раздолье для объективного вменения: раз что-то плохо, то виноват тот, кто как-то к этому причастен.

По этой статье виновно «всякое действие», причинившее ущерб государству, а ведь ущерб можно истолковать и как не получение нужного результата и так далее, и тому подобное. И не было никакого практического смысла вводить адвокатов для юридической оценки «всякого действия», если для суда оно всегда преступно, а его совершивший должен быть присужден к наказанию. Поэтому для победителей было логично заменить какой-то суд «тройками». Без ханжества. Даже так называемые открытые процессы над врагами народа показали процессуальную никчемность адвокатов при обвинении по 58-й.

В 58-й по сути даже нет составов преступлений в их классической форме. Статья содержит репрессивные директрисы, направленные на чистку населения.

Нормы, как аналоги пятьдесят восьмой, вероятно, будут присутствовать в уголовном праве всегда, при любых режимах, в ничтожном или большом объеме. Как нормы, предназначенные для инквизиционного процесса, и сами воплощающие такой процесс, поскольку эти нормы самодостаточны в процессуальном смысле, для их применения не нужны специальные процессуальные правила.

Задача гражданского общества и адвокатуры — всячески препятствовать принятию инквизиционных уголовно-правовых норм, но не в период революций, когда конституции не действуют.

58-ю придумал не один человек. Неправильно приписывать ее создание, формулирование одному человеку, скажем, Сталину.

Это продукт идеи, кризиса общества, отсутствия развитого гражданского общества. В ней непосредственность доведена до совершенства. Каждый волен формулировать обвинения другому. Обвинения были логически обоснованы: в саботаже, во вредительстве, в помощи той части мировой буржуазии, которая... и так далее.

Мудрейшие, простейшие формулировки, против которых все аргументы бессильны.

По логике 58-й разве не враг народа тот главный инженер, у которого нарушается технология производства по множеству от него не зависящих причин, который к тому же не знал законов производства, а если он еще порой приходил на службу к обеду и так далее. Результат его труда — аварии, несуразица и тому подобное. Разве не мог ему подчиненный инженер логически обосновать вредительство главного инженера перед младшим лейтенантом главного управления госбезопасности НКВД. У этого лейтенанта в лучшем случае было среднее образование и восемь месяцев следственной школы. Вредительство очевидно для обвинения, выявлять причинно-следственные связи излишне. Вредительство в государственных целях необходимо пресечь. Адвокат излишен.

58-я появляется там и тогда, когда и поскольку обострение интересов между громадными группами людей выше обычного и примирение возможно только в процессе самоуничтожения или при обращении ненависти на общего врага.

58-я — это простота отношений, ясность целей, ярость вражды между огромными слоями населения, когда классовая борьба превалирует над жалостью, человеколюбием. Разговоры о правах превращаются по мнению победителей и измученного народа в словоблудие, которое бессмысленно и раздражает всех.

При таких обстоятельствах существо обвинения затмевает процедуру обвинения; сущность выше формы, она отрицает форму; а целесообразность важнее правила. Образ мышления становится для репрессивной машины формой порочного поведения.

Превалирует жестокое правило: оставление в живых одного виновного вреднее, чем смерть нескольких невиновных. Ошибка в даровании жизни одному виновному стоит жизни нескольких невиновных. Жизнь человека превращается в ничто.

Пятьдесят восьмая — неправо, соответственно применители и охранители 58-й применяют и охраняют неправо, действуют вне права и поэтому все делаемое в порядке 58-й есть нарушение права.

Адвокатура имеет ценность, когда признается ценностью человеческая жизнь. Адвокатура нужна тогда, когда каждому человеку нужна жизнь и расцвет другой личности, когда гражданское общество осознает самое себя.

Ведь и в новейшее время, без всякой 58-й, без всякого Сталина, проявляются очертания этой статьи. «Я тебя посажу» — порой становится реальной угрозой человека человеку. И «сажают». Фальсифицируются дела — и «сажают». Имеют ли какую-то ценность для репрессантов, апологетов 58-й, логические доводы адвоката, если надо «посадить»? Ответ очевиден.

Уже в третьем тысячелетии в нормативно-правовых актах появляются стилистически до ужаса знакомые отголоски 58-й: «ввести в соответствии с законодательством Российской Федерации уголовную ответственность за умышленное предоставление или сбор средств, любыми методами, прямо или косвенно, гражданами Российской Федерации или на территории Российской Федерации с намерением, чтобы такие средства использовались — или при осознании того, что будут использованы, — для совершения террористических актов» (Российская газета, 12 января 2002 года).

Прибавление. Тоталитарное государство должно следить за каждым шагом своих граждан — только тогда оно будет тоталитарным. Никакой адвокат не может обладать той полнотой информации, которой обладает тоталитарное государство. Следовательно, в адвокате нет никакой нужды — он не может прибавить ничего нового к тому, что государство знает о гражданине. Юрист может лишь критиковать истолкование правоохранителем тех или иных шагов гражданина. Но это уже не адвокат, а чистой воды казуист, который будет пользоваться в обществе репутацией злонамеренного софиста, критикана, выискивающего формальные ошибки в прямых и добрых действиях представителя государства. В связи с этим вспоминается карикатурный образ адвоката из старого советского фильма: ловкий говорун в костюмчике софистически оправдывает бандитов, разграбивших винные склады; в ответ на его крючковатую речь из толпы обычно безмолвствующего на суде народа выходит закопченный рабочий и задает простой вопрос: «Бандиты они или не бандиты?». Этот вопрос чуть не хором повторяет народ, и адвокат, этот, по выражению Германа Гессе, «бандит духовного поприща», не находя, что ответить, позорно бежит из суда.

Для справки:

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР
Редакция 1926 года
ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ
Глава первая
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ

1. Контрреволюционные преступления

58 прим.1
Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и избранных ими, на основании Конституции Союза ССР и конституций союзных республик, рабоче-крестьянских правительств Союза ССР, союзных и автономных республик, или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции.

В силу международной солидарности интересов всех трудящихся такие же действия признаются контрреволюционными и тогда, когда они направлены на всякое другое государство трудящихся, хотя бы и не входящее в Союз ССР.

58 прим.2
Вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях на советскую территорию вооруженных банд, захват власти в центре или на местах в тех же целях и, в частности, с целью насильственно отторгнуть от Союза ССР и отдельной союзной республики какую-либо часть ее территории или расторгнуть заключенные Союзом ССР с иностранными государствами договоры, влекут за собой —
высшую меру социальной защиты — расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда, с допущением, при смягчающих обстоятельствах, понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества.

58 прим.3
Сношения в контрреволюционных целях с иностранным государством или отдельными его представителями, а равно способствование каким бы то ни было способом иностранному государству, находящемуся с Союзом ССР в состоянии войны или ведущему с ним борьбу путем интервенции или блокады, влекут за собой —
меры социальной защиты, указанные в ст. 58 прим.2 настоящего Кодекса.

58 прим.4
Оказание каким бы то ни было способом помощи той части международной буржуазии, которая, не признавая равноправия коммунистической системы, приходящей на смену капиталистической системе, стремится к ее свержению, а равно находящимся под непосредственным влиянием или непосредственно организованным этой буржуазией общественным группам и организациям, в осуществлении враждебной против Союза ССР деятельности влечет за собой —
лишение свободы на срок не ниже трех лет с конфискацией всего или части имущества, с повышением, при особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты — расстрела или объявления врагом трудящихся, с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда, с конфискацией имущества.

58 прим.5
Склонение иностранного государства или каких-либо в нем общественных групп, путем сношения с их представителями, использования фальшивых документов или иными средствами, к объявлению войны, вооруженному вмешательству в дела Союза ССР или иным неприязненным действиям, в частности: к блокаде, к захвату государственного имущества Союза ССР или иных союзных республик, разрыву дипломатических сношений, разрыву заключенных с Союзом ССР договоров и тому подобное, влечет за собою —
меры социальной защиты, указанные в ст. 58 прим.2 настоящего Кодекса.

58 прим.6
Шпионаж, то есть передача, похищение или собирание с целью передачи сведений, являющихся по своему содержанию специально охраняемой государственной тайной, иностранным государствам, контрреволюционным организациям или частным лицам, влечет за собою —
лишение свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества, а в тех случаях, когда шпионаж вызвал или мог вызвать особо тяжелые последствия для интересов Союза ССР, — высшую меру социальной защиты — расстрел или объявление врагом трудящихся, с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР, навсегда, с конфискацией имущества.

Передача, похищение или собирание с целью передачи экономических сведений, не составляющих по своему содержанию специально охраняемой государственной тайны, но не подлежащих оглашению по прямому запрещению закона или распоряжению руководителей ведомств, учреждений и предприятий, за вознаграждение или безвозмездно, организациям и лицам, указанным выше, влекут за собою —
лишение свободы на срок до трех лет.

Примечание 1. Специально охраняемой государственной тайной считаются сведения, перечисленные в особом перечне, утверждаемом Советом Народных Комиссаров Союза ССР по согласованию с советами народных комиссаров союзных республик и опубликовываемом во всеобщее сведение.

58 прим.7
Подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равно кооперации, совершенный в контрреволюционных целях путем соответствующего использования государственных учреждений и предприятий или противодействия их нормальной деятельности, а равно использование государственных учреждений и предприятий или противодействие их деятельности, совершаемое в интересах бывших собственников или заинтересованных капиталистических организаций, влекут за собою —
меры социальной защиты, указанные в ст. ст. 58 прим.2 настоящего Кодекса.

58 прим.8
Совершение террористических актов, направленных против представителей Советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций, и участие в выполнении таких актов, хотя бы и лицами, не принадлежащими к контрреволюционной организации, влекут за собою —
меры социальной защиты, указанные в ст. 58 прим.2 настоящего Кодекса.

58 прим.9
Разрушение или повреждение с контрреволюционной целью взрывом, поджогом или другими способами железнодорожных или иных путей и средств сообщения, средств народной связи, водопровода, общественных складов и иных сооружений или государственного или общественного имущества влечет за собою —
меры социальной защиты, указанные в ст. 58 прим.2 настоящего Кодекса.

58 прим.10
Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст. ст. 58 прим.2—58 прим.9 настоящего Кодекса), а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания влекут за собой —
лишение свободы на срок не ниже шести месяцев.

Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, или в местностях, объявленных на военном положении, влекут за собою —
меры социальной защиты, указанные в ст. 58 прим.2 настоящего Кодекса.

58 прим.11
Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, а равно участие в организации, образованной для подготовки или совершения одного из преступлений, предусмотренных настоящей главой, влекут за собою —
меры социальной защиты, указанные в соответствующих статьях настоящей главы.

58 прим.12
Недонесение о достоверно известном готовящемся или совершенном контрреволюционном преступлении влечет за собой —
лишение свободы на срок не ниже шести месяцев.

58 прим.13
Активные действия или активная борьба против рабочего класса и революционного движения, проявленные на ответственной или секретной (агентура) должности при царском строе или у контрреволюционных правительств в период гражданской войны, влекут за собою —
меры социальной защиты, указанные в ст. 58 прим.2 настоящего Кодекса.

58 прим.14
Контрреволюционный саботаж, то есть сознательное неисполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленное небрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата, влечет за собою —
лишение свободы на срок не ниже одного года, с конфискацией всего или части имущества, с повышением, при особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты — расстрела с конфискацией имущества.


Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100