ТЕОРИЯ АДВОКАТУРЫ

Приложение к журналу “Вопросы адвокатуры”

Часть пятая
АДВОКАТУРА И ОБЩЕСТВО

Глава первая. ПУБЛИЧНОСТЬ ИНСТИТУТА ПРАВОЗАЩИТЫ

Публичность составляет самую суть всякой легитимности. Категория публичности включает в себя две составляющие: 1) ориентированность на всеобщее благо; 2) открытость, непотаенность (алетейя).

Уже на интуитивном уровне особенность нелегитимной власти определяется ее тайностью.

Публичность — это не только гласность. Гласность есть самостоятельный принцип какой-то деятельности или процесса. В то же время публичная деятельность должна быть обязательно гласной, известной неограниченному кругу лиц, и протекать при наблюдении за нею общества. Это не означает, конечно, тотальной слежки за публичным деятелем. Речь идет о мониторинге, постоянном наблюдении за публичной деятельностью.

Тайная власть (власть, которую мы не знаем, которая действует исподтишка, по никому неизвестным правилам) — заведомо нелегитимна. Мы ведь не можем, например, следовать законам, о которых мы ничего не знаем. Следовательно, и наказание за нарушение законов, о которых мы не знаем и знать не можем, представляется нелепым и несправедливым. Ориентированность на всеобщее благо представляется еще более важным моментом легитимности, ибо если власти не заботятся о благе всех, речь может идти только о насилии или обмане, благодаря которым одна группа людей использует другую в своих интересах. Даже те государства, которые возникли благодаря завоеваниям, не могли не следовать, хотя бы в какой-то мере, всеобщему благу, символом чего служит упрек индийской женщины Чингисхану: «Если ты не можешь нас защитить, зачем же ты нас завоевывал!».

Тесная связь со всеобщим благом является конституирующим аспектом публичности. Гласность может существовать и отдельно от публичности, она представляет собой самостоятельный принцип. Гласности можно предать любое частное дело. От этого оно, конечно, не станет всеобщим, хотя средства всенародного оповещения получают деньги именно за то, чтобы поддерживать в народе иллюзию, будто любое получившее всеобщую огласку предприятие автоматически становится выразителем всеобщего интереса. В то же время, публичная деятельность должна быть обязательно гласной, доступной для сведения неограниченного круга лиц, и протекать она должна при наблюдении за нею общества в целом. Это не означает, конечно, тотальной слежки за публичным деятелем. Скорее следует говорить о постоянном мониторинге и постоянной доступности существенных моментов осуществления всеобщего интереса. Было бы странно, если бы что-либо задуманное в моих интересах проходило без моего ведома. В тайне творятся только злые дела.

Вот почему публичность — это самоё законность, атрибут деятельности на основе закона и во исполнение закона. Публичность представляет собой conditio sine qua non всякой государственности, своего рода предгосударственность. В самом существовании государства обнаруживаем постоянное осуществление публичности, а там где ее нет, нет и государства. Все обещания, поручения, обязательства, программы, планы, приговоры вне публичности не имеют никакого отношения к государству.

В свою очередь, публичность нуждается в государстве как в своей энтелехии. Публичная деятельность — это деятельность во имя всеобщего блага, в интересах всех, во исполнение всеобщей воли. Следовательно, эта деятельность, как правило, должна проводиться за счет неких всеобщих ресурсов, организуемых единой сверхсилой — государством. К таковым ресурсам относятся, прежде всего, всевозможные налоги и сборы.

Адвокатская деятельность — это во всех случаях деятельность публичная. Адвокатура — публичный институт общества. Ибо государство обязалось перед обществом и каждым его членом обеспечить всем и каждому помощь по вопросам права. Но помощь эту будет оказывать не чиновник, а представитель гражданского общества, имеющий познания в праве. Государство обязано создать этим знатокам права условия для отправления их функций. Такими знатоками права являются адвокаты.

Основные критерии публичности того или иного института — всеобщая общественная значимость, открытость деятельности, наличие безусловной жизненной потребности в результатах его деятельности. Публичными институтами являются, в частности, адвокатура, здравоохранение, образование. Объектом деятельности этих институтов, соответственно, являются право, здоровье, знание. Больницы, театры, школы, суды и тому подобное — публичные учреждения.

Под вопросом, согласно этому критерию, находятся религиозные институты. Если общество считает религию жизненно важным благом, эти институты становятся публичными. Но если государство объявляет полную свободу религии и отделяет себя от нее, религия становится частным делом. Между тем, религиозные организации даже и в этом случае могут принимать активное участие в политической и социально-нравственной системе общества.

Другой критерий публичной деятельности — отсутствие коммерческой направленности и привязанности к извлечению прибыли. На этом основании, например, выпечка хлеба — необходимейшее и почетное занятие, но коммерческое и потому — не публичное. Между тем, не всякая деятельность, не преследующая извлечение прибыли, является публичной. Казалось бы, и благотворительную деятельность можно отнести к публичной. Но такая деятельность не отвечает критериям публичности — в ней нет насущной жизненной необходимости для неопределенного круга людей.

Следующий критерий: публичная деятельность находится вне системы бытовых интересов; ее результаты не удовлетворяют личные бытовые потребности. Объект публичной деятельности — всеобщий социальный интерес. Поэтому данную деятельность недопустимо регулировать законодательством о защите прав потребителей.

Публичная деятельность может осуществляться как государственными учреждениями, так и общественными или частными. Например, медицинская помощь может оказываться как в государственных организациях, так и в частных, но во всех случаях она остается публичной. Военная и разведывательная деятельность являются государственными, но не публичными, поскольку указанные виды деятельности не допускают открытости. Вместе с тем, министр обороны может являться публичным деятелем. Управленческая, судебная, законотворческая деятельность государства также является публичной.

Деятельность адвоката, статус адвокатуры определяется публичным правом, хотя условия договора об оказании правовой помощи устанавливаются гражданским правом.

Принцип публичности адвокатской деятельности предопределяет, что адвокат, как ответственный участник правосудия, не имеет права обвинять частное лицо, не чиновника, в каких-либо правонарушениях от себя лично как адвоката, без связи с поручением на защиту интересов другого лица, без связи со спором.

Однако уместно наделить адвокатов правом предъявлять в публичных (персонально неопределенных) интересах так называемые популярные иски. По всей видимости, таким правом должны наделяться специально избранные и уполномоченные профессиональным сообществом адвокаты — консулы адвокатуры .

Примечание . Одним из принципов судопроизводства является публичность, которая выражается, в частности, в том, что возбуждение, расследование и разрешение уголовных дел осуществляется соответствующими компетентными органами государства по известным нормативно-правовым правилам независимо от целеполагания отдельных лиц и их интересов, а гражданское судопроизводство направлено на охрану не только прав и охраняемых законом интересов граждан, но и на обеспечение сохранения стабильности общественной жизни. Принцип публичности при отправлении правосудия предполагает открытый доступ всех и каждого по всем судебным делам, не решениям, а к материалам судебных дел, не являющимися секретными. Все судебные решения должны подлежать публикации. Публикация всех решений не должна привести к полной дискредитации несовершенной судебной власти. Любая власть должна непрерывно совершенствоваться. Публикация судебных решений — это самоцензура судебной власти.

Прибавление . Защита адвокатом частного охраняемого законом интереса гражданина или частной организации либо защита отдельного притязания государственного органа соответствует предполагаемому опосредованному публичному интересу. Этот публичный интерес выражается в самом факте возможности, реальности и доступности оказания юридической помощи. Публичному интересу соответствует обеспеченность и гарантированность каждому оказания юридической помощи.
Нельзя считать, что интерес или притязание отдельного государственного органа — это обязательно собственно публичный, непосредственно всеобщий интерес. Только публичные интересы или притязания могут исходить лишь от Верховной власти, все личные интересы которого поглощены интересами государства. Притязания же отдельного государственного органа, а тем более отдельного чиновника, такой публичный интерес всегда искажают.


Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100