ТЕОРИЯ АДВОКАТУРЫ :: Часть восьмая. КАНОН АДВОКАТУРЫ, ИЛИ АДВОКАТСКАЯ ПРАКСИОЛОГИЯ. Глава 6. ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ И ВНЕПРОЦЕССУАЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ АДВОКАТУРЫ

Приложение к журналу “Вопросы адвокатуры”

Процессуальное равноправие участников процесса, обвинения и защиты — это равенство перед судьей. Но за пределами этих отношений адвокат не равен прокурору, и чтобы удерживать баланс правосудия на всех его этапах, во всех его формах и проявлениях, адвокат должен прилагать дополнительные усилия, быть активнее своих процессуальных оппонентов. Так, осведомленность общества о правоохранительной деятельности исполнительной власти может реализовываться только при специальном и активном содействии адвокатуры.

Вообще любой общественный институт, любая корпорация нужны обществу и могут быть действительно полезны, только если будут активны, энергичны, инициативны. Для адвокатуры же это особенно важно в силу ее положения и в силу стоящих перед ней задач. Адвокатура, которая лишь резонерствует, обличает и разоблачает, вообще фигурирует исключительно в области разговорного жанра, едва ли вправе рассчитывать на достойное отношение со стороны той части общества, которая занята созиданием. Доверив адвокатам интеллектуальную, непроизводительную работу, общество ожидает, что они будут с честью нести бремя риска, вызова, трудных решений, конфликтов, острых ситуаций, будут постоянно пребывать на переднем крае общественного прогресса, в самом центре кипящей общественной жизни. Если адвокат не будет постоянно поддерживать такую форму, он быстро деградирует не только интеллектуально, но и нравственно, а сообщество адвокатов превратится в аморфную массу бездеятельных советчиков, посторонних общему делу, чьи слова не будут вызывать никакого доверия, но только презрение. В среде повседневной борьбы за право созерцатели выдавливаются на обочину общества и сохраняются как декоративный элемент. Чтобы адвокатура была дееспособной частью общества, адвокатам необходимо брать на себя труд выбора и принятия решения, действовать не под прикрытием «доверителя», а от себя, на свой страх и риск, по своей совести.

Если адвокатура не будет активно заполнять собой предоставленные ей ниши социальной активности, эти ниши будут заняты другими общественными группами, более деятельными, энергичными и самоотверженными. Например, в советское время в области защиты гражданских прав адвокатуру потеснили политические диссиденты. Общество всегда найдет замену неэффективным институтам, поскольку если институт перестает работать или если государство его ограничивает, общественная потребность не исчезает. Естественным образом появляются новые, стихийные институты, посредством которых данная потребность все равно будет, так или иначе, удовлетворена. Это надо учитывать, прежде всего, государственным деятелям, пытающихся «приручить» адвокатуру — взамен они могут получить нечто гораздо менее управляемое и цивилизованное. И это надо учитывать самим адвокатам, мнящим себя незаменимыми. Незаменимых общественных институтов нет.

Чтобы осуществлять свои функции надлежащим образом, адвокатам вовсе не обязательно быть какими-то героями, жертвующими всем, что они имеют. Напротив, наличие таких героев и громких героических поступков свидетельствует об общей слабости адвокатуры, не могущей разрешать текущие проблемы в обычном режиме. Героев рождает именно общая пассивность, в то время как если в составе корпорации достаточное количество просто надежных и деятельных людей, герои ей, в целом, не нужны. Герои, как правило, одиночки, не находящие отклика среди товарищей. Однако одиночка не в состоянии осуществлять в полном объеме общественную функцию, предназначенную для целой корпорации. Даже отдельные дела порой требуют участия целой группы адвокатов, поскольку предполагают сложные действия в разных секторах правосудия.

Недруги правозащиты из числа чиновников, напротив, стремятся ограничить доступ адвокатов к процедуре правосудия, максимально сузив сферу их активности. В соответствии с этой тенденцией, адвокат может проявлять себя как адвокат исключительно в здании суда, даже еще уже — в помещении для судебных заседаний. За его пределами адвокат как будто теряет свой статус, прекращает быть легитимным правозащитником. Этому чисто судебному адвокату остается лишь роль комментатора судебных материалов перед судьей. Сторона обвинения получает неоспоримое преимущество перед стороной защиты, то есть принцип состязательности становится фикцией.

Чтобы добиться сколько-нибудь реального равенства со стороной обвинения, адвокат не только не должен избегать навязываемой бездеятельности, но наоборот — действовать так активно, как это только позволяет закон, а если закон представляется ему неразумно ограничительным, то критиковать его и поддерживать альтернативные способы осуществления правопорядка. В частности, органичным для адвокатской деятельности было бы право, которое уравновесило бы аналогичные права противной стороны, — право вести параллельное расследование (собирать доказательства по делу). Доказательства, собранные адвокатом, в том числе, например, письменные опросы, заключения специалистов, должны в таком случае в обязательном порядке приобщаться к судебному делу и исследоваться судом наряду с материалами, собранными следователем.

Адвокат должен постоянно проявлять свою активность и расширять дозволенные сферы активности не ради себя. Некоторые члены корпорации, напротив, хотели бы действовать как можно меньше, сидеть тише и экономить силы; они были бы только рады, если бы государство своими запретами свело их активность до минимума, — таким образом эта инертная масса получила бы прекрасное оправдание и могла бы не только спокойно продолжать свое бездействие, но и считать себя мучениками за правду. Но это не нужно тем, кому нужна адвокатура — людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию и рискующих лишиться имущества, здоровья и свободы. Добиваясь большей свободы действий, адвокат добивается того, чтобы любой участник уголовно-процессуальных отношений, будь он подозреваемый или свидетель, мог получить юридическую помощь на любой стадии процесса. Присутствие адвоката с самого начала процессуальных действий может хоть в какой-то мере сдержать практикуемый на этих стадиях произвол правоохранителей.

Не следует, однако, забывать, что сколь бы широкие полномочия ни предоставлял адвокатам закон, любая подобная норма превратится в фикцию, если адвокаты не будут ею активно пользоваться. Активность адвоката является главной конституирующей силой в этом вопросе; она способна создавать новые законы и способна их уничтожать. И эта активность должна быть не беспорядочной, но направляемой каноном правозащиты, правилами профессии. Воспитание же носителей такой активности — задача специальных органов адвокатской корпорации.


Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100