ТЕОРИЯ АДВОКАТУРЫ :: Часть девятая. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЕ БЫТИЕ АДВОКАТУРЫ. Глава 1. СИСТЕМА АДВОКАТУРЫ

Приложение к журналу “Вопросы адвокатуры”

В адвокатуре существуют адвокатские формирования под разными наименованиями: юридические консультации, адвокатские бюро, коллегии, союзы и ассоциации коллегий адвокатов. Каждую из перечисленных организационных структур можно представить как отдельную систему. Открытым остается вопрос, составляют ли все они единую систему адвокатуры или являются конгломератом совершенно автономных систем.

Организационное строение адвокатуры — это форма адвокатуры. Форма предмета не должна противоречить его сущности, но должна помогать ее проявлению. Формальное строительство адвокатуры должно отражать ее цель. Данная цель деформируется преходящими и противоречивыми интересами, которые преследуются государством, гражданским обществом, самими адвокатами и чиновничеством. Поэтому необходимо корректировать и выражать ее так, чтобы эта противоречивость была сведена к минимуму и не мешала структурной организации адвокатуры.

Признано, что классификация — это необходимое условие изучения любого множества предметов. В этом смысле классификация организационных форм адвокатуры есть распределение таких форм по видам на основе существенных признаков и особенностей. Всякая классификация является условной, поскольку основание деления выбирается намеренно в зависимости от поставленных целей. Для классификации нужно использовать категории единичного, особенного и всеобщего, выражающие многообразие предметов и ступени познания связей между ними. У предметов, подвергшихся классификации, должно быть наличие необходимой общности.

В связи с этим интересно мнение профессора Александра Васильевича Чаянова, на авторитет которого часто ссылаются многие ученые-юристы, о том, что «никакая классификационная система не может претендовать на абсолютную истинность, никакая классификация не может быть правильной; она может быть только наиболее простой или наиболее удобной с точки зрения тех заданий, которые перед ней ставятся. Поэтому мы готовы признать правильными все классификации, если они удовлетворяют тем целям, которые стояли перед их авторами».

Однако именно поэтому нельзя признавать правильной любую классификацию организационных форм адвокатуры, так как создатели этих форм могли преследовать цель создать такую систему адвокатуры, которая бы отвечала их личным интересам, но противоречила бы интересам гражданского общества, государства, отдельной личности.

Казалось бы, сама по себе классификация стоит вне интереса, надпартийна и имеет сугубо познавательное значение. Однако классификация социальных систем имеет ту ценность, что она позволяет обнажить скрытые противоречия той или иной системы, ее слабые элементы и перспективы ее функционирования и развития. Благодаря классификации появляется возможность обнаружить истинную, внешне скрытую, цель системы, соответствие формы содержанию. Кроме того, классификация может позволить наиболее полно учесть специфику задач рассматриваемого предмета (адвокатуры), правильно произвести дифференциацию правового регулирования общественных отношений с участием адвокатуры.

Цель классификации организационных форм адвокатуры — выявить степень соответствия организационной формы адвокатуры ее целевому назначению как институту правозащиты.

Структурно система адвокатуры должна закрепляться соответствующей группой нормативных актов. В законотворчестве как раз и проявляются противоречия интересов. Интерес не в малой степени проявляется также в попытках закрепить нужную форму адвокатуры, то есть систему адвокатуры или, иначе говоря, реальную классификацию системных элементов адвокатуры.

§ 1. Классификационные основания для системы адвокатуры

1. По субъектному составу в систему адвокатуры входят собственно адвокаты, их первичные объединения профессиональной деятельности (юридические консультации, адвокатские бюро), объединения адвокатов организационно-представительского характера. Этот признак, в частности, свидетельствует о степени развития самоуправления адвокатуры.

2. По территориальному признаку — региональные, межрегиональные, общефедеральные ассоциации адвокатов или ассоциации ассоциаций. Этот признак, в частности, может позволить обнаружить региональные интересы.

3. Такой признак, как предмет деятельности, может быть только один — правозащитная деятельность, оказание юридической помощи. Однако как для первичных объединений адвокатов, так и для ассоциаций в системе адвокатуры, указанная цель преломляется в функцию по содействию оказанию юридической помощи адвокатами. Предмет деятельности позволяет определить специальную правоспособность юридически значимых элементов системы адвокатуры.

4. Задачи создания организационно-правовых структур системы могут быть следующие: 1) непосредственное обеспечение профессиональной адвокатской деятельности; 2) опосредованное обеспечение такой деятельности; 3) культурно-просветительская; 4) социально-политическая; 5) представительская. Эти критерии позволяют учесть приоритеты деятельности в конкретный момент функционирования системы в целом. Не исключено, что именно законодатель должен обеспечить правовую возможность их осуществления.

5. По организационным функциям: 1) координационные; 2) популярно-правовые; 3) контрольные.

В системе адвокатуры могут создаваться вспомогательные организационные элементы, как-то: профессиональные издания, научно-методические советы, институты правозащиты, комитеты законодательных предположений и тому подобное. Вспомогательные звенья позволяют сделать систему жизнестойкой, общественно-активной.

Единая иерархическая система адвокатуры должна предполагать признание за высшим органом адвокатуры (центром) право на публично-правовое представительство по отношению ко всем нижним иерархическим организационным элементам адвокатуры. Однако при отсутствии реальной автономии адвокатуры и если законодатель признает ее придатком правоохранительной системы, система адвокатуры или региональные системы адвокатуры (без федерального ее завершения) могут завершаться соответствующим компетентным государственным органом (ведомством), на который возложен контроль над адвокатурой. Тогда адвокатура из системы превращается в подсистему этого государственного органа управления или системы государственных органов.

§ 2. Варианты системы адвокатуры

Вариант первый. В регионе (области) создана одна ассоциация адвокатов — коллегия. Коллегия разделена на структурные подразделения — юридические консультации. Для осуществления профессиональной деятельности адвокаты направляются в означенные консультации. Высший орган коллегии — общее собрание; исполнительный орган — президиум, который наделен правом приема в члены коллегии и исключения адвокатов из коллегии. Эти коллегии не объединены в межрегиональные союзы (ассоциации ассоциаций); адвокаты (как индивидуальные члены) также не имеют своей общероссийской организации (квазипрофсоюза).

По элементам такая система выглядит так: региональная ассоциация адвокатов (коллегия) — юридическая консультация (структурное подразделение коллегии) — адвокаты.

Ассоциация — это организация (юридическое лицо), объединяющая адвокатов на правах членства. Основной элемент такой системы не адвокат, а сама ассоциация.

В зависимости от политико-правовой ситуации над системным элементом может быть государственный орган. Как правило, это областное управление юстиции, противодействующее самоуправлению ассоциации адвокатуры. Указанная система наименее способна к выполнению всеобщих функций правозащиты, хотя чиновничьему аппарату в данном случае противостоит не отдельный адвокат, а ассоциация. Недаром при такой организации адвокатуры инициаторами правозащиты были не профессионально-адвокатские, а самодеятельные организации.

Вариант второй. Элементы системы: коллегия (региональная ассоциация адвокатов), основанная на правах членства — юридическая консультация (структурное подразделение) — адвокаты. Вне этой системы создаются союзы коллегий (ассоциация ассоциаций межрегиональные и общероссийские) и общественные объединения адвокатов (общероссийские).

Эти ассоциации ассоциаций и объединения адвокатов можно отнести пока к структурным элементам адвокатуры, но не к системным. Ибо эти элементы носят чисто произвольный самодеятельный характер и не обладают авторитетным воздействием на системные элементы — коллегии адвокатов. Эти структурные элементы есть путь обнаружения адвокатуры самой себя как единого института гражданского общества, как сословия. Внесистемные структурные элементы появляются тогда, когда власть чиновничьего аппарата над адвокатурой ослабевает и повышается активность всего гражданского общества.

Общефедеральные структуры в систему адвокатуры не входят. Система есть только на уровне территорий. Фактически общая система отсутствует, а есть лишь множество автономных систем.

Вариант третий. Коллегия (региональная ассоциация на правах членства) — адвокатские бюро (учреждения коллегии вместо структурных подразделений — юридических консультаций) — адвокаты. На вершине системы — общероссийский союз региональных коллегий, ассоциация ассоциаций, которая наделяется рядом организационных, представительских и контрольных функций по отношению к элементам системы.

Вариант четвертый. Адвокаты — создаваемая адвокатами организация для обеспечения непосредственной профессиональной деятельности адвокатов (адвокатское бюро) — региональная ассоциация адвокатов (коллегия) по выполнению организационно-представительских функций на региональном уровне — общероссийская организация адвокатов (ассоциация ассоциаций).

При такой системе адвокат становится основным элементом системы, но в то же время все адвокаты объединяются в организации двойного иерархического уровня. В региональную ассоциацию адвокаты входят непосредственно на правах членов, в федеральную — опосредованно, через региональные ассоциации, которые учреждают федеральное объединение.

Вариант пятый. (1) Адвокаты, которые могут осуществлять профессиональную деятельность как самостоятельно (индивидуально, создавая так называемые кабинеты), так и в составе учреждаемых группой адвокатов некоммерческих организаций (адвокатские бюро); (2) организационно-представительный орган адвокатов региона; (3) федеральный организационно-представительный орган адвокатов России.

Такая система состоит из адвокатов, вспомогательных организаций адвокатов (адвокатских бюро) и выборно-представительных органов двух иерархических уровней (региональная палата и федеральная палата или соответствующие советы). При такой системе адвокаты не имеют собственной корпоративной, основанной на членстве организации. Организация адвокатов как юридическая реальность не существует, адвокатура существует как совокупность лиц, занимающихся адвокатской деятельностью. Организационное единство заменяется поименованностью этих лиц, списком. Поскольку система не терпит пустоты, незавершенности, то этот вакуум, вероятно, будет всегда заполняться чиновниками, которые, судя по всему, станут контролировать адвокатуру, участвовать в формировании состава адвокатов, следить за соблюдением адвокатами «законодательства» об адвокатуре.

Первый вариант системы, а точнее множества систем адвокатуры был плох по своей системной незавершенности, последний — еще хуже, поскольку, обладая иерархической завершенностью, этот вариант имеет пороки в самих иерархических элементах. Данные элементы фактически устраняются передачей организационно-контрольных функций над адвокатами и адвокатурой в целом чиновничьему аппарату. При такой системе в адвокатуру входят чуждые ей чиновничьи структурные элементы, происходит огосударствление адвокатуры. Системный каркас адвокатуры, призванный обеспечивать каноны правозащиты, омертвляется структурами правоохраны, стремящиеся в силу своей органической направленности превратить самое адвокатуру в правонарушителей и тем самым вынудить ее сосредоточиться на собственной защите, а не на защите гражданского общества.

* * *

Практическая цель той или иной выбранной либо навязанной системы адвокатуры обнаружит себя не сразу; результаты могут стать откровением и для их апологетов.

Основная идея каждой системы неразрывно связана с идеей (концепцией) закона об адвокатуре, то есть нормативного регулирования адвокатуры.

Каждая система адвокатуры связана с идейными, целевыми позициями, закладываемыми законодателем в закон об адвокатуре. Они тоже могут представляться в виде системы. Это системные позиции нормативно-правового акта, закрепляющего организационную систему адвокатуры, могут быть систематизированы по следующим направлениям: по способам формирования адвокатского корпуса; по множественности организационных структур; по уровню федерального единства адвокатуры; по степени самоуправляемости, автономности адвокатуры; по контрольным функциям государства за адвокатурой.

Каждый вид указанной систематизации будет отражать и сущность концепции закона, и организационную систему адвокатуры.

Так адвокатский корпус будет формироваться исключительно самими адвокатами или в этом процессе будут принимать участие деструктивные с точки зрения устойчивости системы чиновничьи структуры. Например, так называемые «согласования» с органом юстиции фактически отрицают единую систему адвокатуры как института гражданского общества. Система может быть абсолютной или никакой, то есть структурным образованием. Самоформирование — основной качественный признак системы.

Допущение на территории одной области образования и функционирования нескольких ассоциаций адвокатов (коллегий) при вариантах, когда они являются основным звеном системы, вносит бессистемность в региональную адвокатуру, упразднение единства в понятие адвокатура и, соответственно, отрицание всякой надежды на выполнение адвокатурой публичных в широком смысле функций, стремление каждой отдельной сепаратной структуры найти покровителя в лице чиновничьего органа. Концепция множественности организационных территориальных адвокатских структур одного иерархического уровня с равными (одинаковыми) правами трудно сопоставима с системностью. Ибо создание надколлегиальных безвластных органов (например, советов коллегий) проблему множественности не разрешит.

Концепция федерального единства адвокатуры может представляться через указанные варианты построения системы.

§ 3. Общие тезисы о системе адвокатуры

Тезис 1. Система — это то, что созидает. Структура — то, что однородно, односферно, одноименно. Как в политологии необходимо рассматривать как политическую систему общества, так и политическую его структуру. По аналогии анархисты не могут входить в политическую систему современного общества, поскольку они отрицают самое государство как основной элемент политической системы. Но в политическую структуру общества анархисты входят.

Тезис 2. Структура строится на формальном, именном отношении человека к предмету деятельности.

Система — это созидательные, а не разрушительные отношения. Система строится на поддержании единых, общепризнанных принципов, когда элементы системы соблюдают правила по внутреннему убеждению, а не под влиянием наблюдателей, не из боязни окружающих. Имманентно присущее качество члена корпорации — честь, достоинство принадлежности к корпоративности, честь и достоинство носителя правил поведения, идеи деятельного призвания. Система сохраняется силой самоконтроля ее элементов.

Адвокат только тот, кто придерживается самоконтроля в поведении. Ему не нужен внешний надзиратель. Таких всегда мало, значительное меньшинство. Своеобразные пассионарии. Но это меньшинство должно диктовать свою волю остальным квазиадвокатам.

Тезис 3. Не всякий принятый в члены коллегий адвокатов адвокат. Адвокат только по имени входит в структуру. Адвокат, по сути, по канону, включается в систему. Стряпчий вне системы адвокатуры. Хотя он может быть отнесен к структуре адвокатуры.

Тезис 4. Непременное условие формирования сословия — это подчинение адвокатов нормам профессиональной этики и правилам профессии. Соответственно должен существовать профессиональный сословный суд адвокатов.

Тезис 5. В систему адвокатуры не могут входить государственные элементы как ее антагонисты, то есть чиновники в различном качестве: контролеров, регистраторов, цензоров, экзаменаторов. В какой-то степени адвокатура анархична, в смысле отсутствия в ней государственного элемента.

Включение не только в систему, но и в структуру государственного элемента в любом виде или форме, например в законодательство, сделает адвокатуру отрицательной по сути. Это не будет адвокатурой по идее, по канону. Это вообще не будет адвокатурой. Только по названию. Но функции правозащиты номинальная адвокатура выполнять не сможет и не будет. Это признак отсутствия определенного гражданского общества.

Тезис 6. Если с позиций системности сравнивать адвокатуру с нотариатом, то навряд ли можно вообще говорить о системе нотариата. Скорее только о структуре.

Нотариусы совершают профессиональные действия при условии отсутствия спора, конфликта. Нотариус, в том числе так называемый частный, по сути, государственный чиновник. Нотариус получает свой статус от государства. Нотариус — элемент государства, а не гражданского общества. В то же время нотариусы исключительно индивидуальны. У них нет корпоративных интересов, связанных с интересами общества. Нотариус не противостоит, в отличие от адвоката, чужой воле. Нотариус не противостоит и не противодействует правонарушениям самого государства, его антропологическому выражению — чиновничеству. Он к ним профессионально безразличен. Нотариус нечто подтверждает, о чем-то свидетельствует. Он не ищет выхода из сложной жизненной ситуации.

У нотариусов не было и нет системных организаций. Есть структура нотариата. На территории размещены получившие от государства разрешения на совершение нотариальных действий юристы. Каждый из них соотносится по вертикали с государственным разрешительным и надзорным органом. Также на этой территории есть организационная структура — совет, палата. Сродни былому совету колхозников. Но это не организация нотариусов, это территориальный орган нотариата. «Горизонтальной» территориальной организации нотариусов нет. Есть список нотариусов, реестр. Но нет организации. Она им, соответственно их целям, и не нужна. Можно создать квазипрофсоюзы нотариусов, но такие организации не будут дееспособны. Однако у нотариусов могут быть и есть общие интересы (не путать с общественными), но эти интересы не публичные (в смысле даваемого определения этого понятия), не интересы гражданского общества, а личные интересы нотариусов. Это, в частности, подтверждается предметами обращений нотариусов в Конституционный суд. У адвокатов же есть интересы не только личные, но и общественные.

§ 4. Резюме

Система адвокатуры может строиться исходя из цели адвокатуры, выражающей ее собственные корпоративные интересы. Это необходимое условие формирования адвокатского сословия и придания адвокатуре статуса публичного социального института, не являющегося придатком государственного аппарата.

Нельзя назвать сословием аморфную, бессистемную, расплывчатую адвокатскую массу.

По определению доктора филологии Сергея Ивановича Ожегова, сословие — это группа, разряд лиц, объединенных профессиональными интересами. Эта группа должна сложиться на основе определенных общественных отношений и иметь свои права и обязанности, закрепленные обычаями и законами. Только в этом случае можно говорить о сословии, которое одно может осуществлять правозащиту согласно присущим ей принципам. Сословие должно иметь четкую иерархическую структуру, составлять гармонию системообразующих элементов: организационных, правовых, политических, идеологических, этических и других.

Адвокатуре, как правозащитному институту гражданского общества, следует иметь сословное представительство в политической системе, а именно в таких сферах, как: законотворческая деятельность, избрание судей, участие в формировании органов власти и тому подобное. Представительство адвокатуры — это не представительство партии, имеющей узкие интересы в законодательном собрании, это представительство самого гражданского общества. Адвокатура обязательно должна быть публичным образованием. Не будучи таковым, не имея своего представительства в органах государственной власти, не участвуя активно в политической жизни общества, она не в состоянии будет эффективно выполнять свои профессиональные задачи, и адвокаты приобретут все отрицательные черты стряпчих. Ныне отчетливо прослеживается увеличение профессиональной энтропии, адвокатов с психологией стряпчих становится все больше и больше; худо будет, если эти стряпчие станут определять миссию адвокатуры. Способ борьбы с энтропией один — вливание в систему свежей энергии, включение в нее пассионарных элементов.

Оптимальной формой организации правозащитного сословия представляется следующая система адвокатуры:

Адвокатское бюро (формализованная адвокатская группа) — основное системообразующее звено региональной ассоциации, первичное объединение адвокатов. В региональную ассоциацию также входят филиалы других адвокатских бюро, зарегистрированных в иных регионах страны. Допустимо создание так называемых адвокатских кабинетов, где адвокат практикует индивидуально. Адвокатские бюро могут учреждать как региональные ассоциации (учреждение ассоциации), так и сами адвокаты.

Региональная (областная) ассоциация адвокатов, в которую входят все адвокаты, имеющие тот или иной регион основным местом профессиональной деятельности. Ассоциация — второй уровень системы. Имеет смысл оставить привычный термин «коллегия адвокатов» вместо «ассоциации».

Федеральная палата адвокатов — объединение третьего уровня, созданная в качестве организации региональными ассоциациями. Палата — это ассоциация ассоциаций. Собственно в рамках Палаты формируются высшие публично-представительные органы российских адвокатов.
Федеральная палата, в частности, разрабатывает и принимает нормативы (стандарты) профессиональной адвокатской деятельности.
В «ассоциации ассоциаций» (в федеральной палате) не должна снижаться роль первичных структурных элементов — адвокатских бюро. Ибо эти корпорации адвокатов являются волеобразующими элементами «ассоциации ассоциаций», и его составляющими, так как имущество объединений разного уровня (бюро, коллегия, федеральная палата) создается адвокатами и, в конечном счете, принадлежит им. А именно в собственности и проявляется (частная) воля, которая обнаруживает свое бытие (113). При условии если бюро учреждается самими адвокатами, а не региональной ассоциацией, тогда бюро является волеобразующим элементом системы. При этом условии бюро — это корпорация адвокатов, член региональной ассоциации, по определению является и членом «ассоциации ассоциаций» — Федеральной палаты.

Приходится исходить из предположения, что региональную ассоциацию учредили граждане, имеющие высшее юридическое образование и намеревающиеся заниматься профессиональной адвокатской деятельностью. Поэтому с позиции системного подхода трудно вписать в качестве полноценного системного образования учреждаемые адвокатами бюро или кабинеты в систему адвокатуры. Такие самодеятельные адвокатские образования находятся вне системы адвокатуры. Однако их можно все-таки обозначить как родственные системе адвокатуры адвокатские структуры. Но всякая включенная в систему избыточная структура ведет к деформации системы. Органическая связь с системой может быть у бюро, учреждаемыми самой ассоциацией.

При этом условии система адвокатуры может строиться следующим образом:
Есть два выборно-представительных органа адвокатуры — региональная палата и федеральная. Региональная обладает правом наделения юриста статусом адвоката и лишения этого статуса, то есть квазилицензионный орган адвокатуры. Федеральная палата вырабатывает общее направление смысла адвокатуры. Это внесистемные органы адвокатуры, они стоят рядом с системой адвокатуры.

Безусловно, центральной фигурой в системе адвокатуры должен быть адвокат. Профессиональная деятельность адвоката индивидуальна и самостоятельна. Он от собственного имени заключает соглашения об оказании правовой помощи и оказывает эту помощь. Бюро, ассоциация, палата — это только форма организации адвокатуры в целях достижения адвокатами своих сословных и публичных интересов. Этим организационным элементам адвокаты поручают выполнять вспомогательные функции (организационные, технические, финансово-распорядительные, агентские и другие). И хотя среди этих функций есть такие, которые в узком, внутрисистемном смысле можно отнести к публичным функциям (это, например, делегированные государством функции, относящиеся к сбору и перечислению налогов, сбору и представлению статистической отчетности и тому подобное), все они имеют второстепенное значение по отношению к самой сущности адвокатуры — правозащите.

Только адвокат в системе адвокатуры должен иметь обязательственные и имущественные права. Системные элементы второго и третьего порядков носят представительный характер, по сути, они будут представительными органами, публичными организациями в системе адвокатуры. При этом оказание правовой помощи по соглашению группой адвокатов не умаляет принципа персонификации адвокатов.

Для причисления к адвокатскому сословию недостаточно одного диплома о высшем юридическом образовании. Юрист должен обладать определенными личностными качествами, качествами правозащитника. Не исключено, что сословие должно разделяться на категории, степени, гильдии, каковое разделение, однако, должно иметь лишь внутрисословное, но никак не процессуальное значение. Например, адвокаты, причисленные к разным категориям и гильдиям, могут обладать неравным правом голоса в региональной коллегии. Скажем, бывшему правоохраннику нужно время, чтобы проникнуться духом правозащиты и чтобы этот дух стал основой его убеждений.

Получившие статус адвоката лица и начинают строить систему адвокатуры. По аналогии с кооперативными и промысловыми системами.

Адвокаты учреждают свои бюро (кабинеты) — первичную организацию адвокатов. Бюро создают региональный союз бюро (кабинетов). Региональные союзы создают общероссийский союз адвокатских бюро (кабинетов). Тогда это будет система в самой ее сущности.

Соответственно, могут быть созданы на территории одной области несколько ассоциаций бюро (кабинетов) и несколько общероссийских союзов (союз союзов). При этом должен быть решен вопрос о праве на учреждение бюро и регионального союза, и общероссийского союза. Если адвокатские бюро (кабинеты) могут стать учредителями и общероссийского союза, и региональной ассоциации, то последняя не должна иметь право непосредственно учреждать «союз союзов» (общероссийский союз). В противном случае региональная ассоциация будет иметь в «союзе союзов» двойное членство — прямое и опосредованное.

Система адвокатуры должна поддерживаться единством собственности организационных элементов адвокатуры. Если адвокатура представляет собой единую корпорацию, включающую адвокатов на основе членства, то все организационные элементы этой корпорации (организации) должны принадлежать этой корпорации на праве собственности. Таким образом будет достигнуто организационное единство на основе права собственности, а в системе не будет противоречий собственности.

Корпорация не только должна выступать единственным создателем (учредителем) адвокатских организаций по обеспечению адвокатской деятельности, но и сохранить при этом право собственности на эти организации. Ибо учредитель сохраняет право собственности не на всякое созданное им юридическое лицо. Если при учреждении адвокатской организации последняя сама становится собственником принадлежащего ей имущества, а не учредившая ее адвокатская корпорация, то в систему всеобщей адвокатской корпорации вносится чуждый, деструктивный структурный элемент. Организация-собственник становится вне системы адвокатской корпорации, ибо эта организация становится обладателем особых, дополнительных прав по сравнению с общими правами других организаций. Нельзя же, например, относить к системе адвокатуры организацию-издательство (юридическое лицо), учрежденное адвокатской корпорацией совместно с какой-нибудь неадвокатской организацией. Даже если такое издательство будет учреждено корпорацией совместно с отдельными адвокатами иной или этой же корпорации, то и в этом случае такое издательство не будет входить в систему адвокатуры. Напротив, если издательство будет учреждено исключительно адвокатской корпорацией, то это издательство включается в систему адвокатуры.

Учреждение группой адвокатов средства оповещения даже с целью опубликования в нем исключительно статей, посвященных проблемам адвокатуры, должно рассматриваться как их личная инициатива на благо правозащиты и, вероятно, должна встречать со стороны адвокатского сообщества всяческую поддержку. Но это средство оповещения не будет входить в системную организацию адвокатуры.

При установлении такой корпоративной системы адвокатуры, когда корпорация есть перечень имен адвокатов и объективируется в качестве выборно-представительных органов, не создающих организаций по вспомоществованию адвокатской деятельности, адвокаты самостоятельно учреждают организации для обеспечения собственной профессиональной деятельности. Такие самодеятельные адвокатские организации как системные элементы адвокатуры рассматриваться не должны. Они вне системы адвокатуры, хотя в структуру адвокатуры входят. При таких отношениях у адвокатской корпорации и самодеятельных адвокатских организаций, учрежденных в качестве юридических лиц, нет единства собственности. Соответственно, они не объединены в систему адвокатуры. Если же эти самодеятельные организации учредят ассоциацию адвокатских организаций, то такая ассоциация будет системой.

В то же время, создание адвокатами простых товариществ (заключение договоров о совместной деятельности и соответственно отсутствие юридических лиц) для обеспечения собственной профессиональной деятельности не нарушает принципа системности адвокатуры при любых основах образования системы адвокатуры — членской или списочной. Установленный для адвокатов принцип самозанятости, по идее, должен способствовать распространению простых товариществ.

Примечание. О системе адвокатуры Российской Империи говорить не приходится. История российской адвокатуры мало оставила опыта в строительстве адвокатуры. Советы присяжных поверенных, тогда существовавшие, были созданы только в нескольких городах. Но все же в досоветский период адвокатура так и не смогла сформироваться как полноценный публичный институт России.


Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100