АДВОКАТ ОБ ОБРАЩЕНИИ КОНВОЯ КАК НЕПОДОБАЮЩЕМ И НЕДОПУСТИМОМ

 

Выдержка от 3 марта 2009 года. Адвокат делится своим впечатлением о поведении конвоя в зале судебного заседания. Адвокат рассказал следующее. Первое. Подсудимый попытался передать своему адвокату проект заявления, чтобы адвокат его просмотрел и оказал своему подзащитному помощь в составлении этого заявления. Второе. Заявление было передано адвокату-защитнику, после чего конвойный подошёл, отнял это заявление и передал обратно подсудимому. Третье. Адвокат не стал прерывать судебное заседание, но такое обращение посчитал неподобающим и недопустимым. Четвертое. Что касается перерыва в судебном заседании, то общение адвоката с его подзащитным было ограничено конвоем произвольно: адвоката попросили отойти от клетки, где содержится подсудимый, и подсудимого увели. Пятое. На возражение адвоката о том, что он, адвокат, имеет право беспрепятственного доступа к своему подзащитному, конвой ответил, что у них есть свои инструкции. Конец выдержки.

Синтаксис выдержки. Тема отношения адвокатов к действиям конвоя в зале судебного заседания не новая и довольно неприятная. Сама постановка вопроса на эту тему вызывает чувство брезгливости. Но вопрос такой стоит и его надо разрешать, а не обходить. По принципиальным моментам ответ был продемонстрирован в монографии «Дело Йукоса» как зеркало русской адвокатуры» (С. 354-359. Параграф «Адвокаты и конвой в «деле Йукоса»).

Однако, судя по разбираемой выдержке, ничего не изменилось за прошедшее время. Ничто не учит адвокатов. Всё и все остались на своих местах. Руководит судебным процессом конвой. Только конвой решает, кто и как должен вести себя в процессе, и только конвой определяет процедуру общения адвокатов с подзащитными. Адвокат в первый день предварительных слушаний в средствах всенародного оповещения сделал заявление, что считает «такое обращение неподобающим и недопустимым» и при этом самым наипрямейшим образом допускает такое обращение. Из заявления адвоката следует, что подсудимый передал адвокату-защитнику проект заявления, то есть лист бумаги с каким-то текстом, после чего конвой отнял у защитника этот лист бумаги. Но синтаксис не позволяет в это поверить. Нет логического правдоподобия. Синтаксис диктует другое: не отнял, а адвокат сам, по собственной воле передал этот лист бумаги конвойному подсудимого по требованию этого конвойного. А это, синтаксически, по смыслам, метафизически разные положения. Если бы конвойный отнимал у адвоката-защитника лист бумаги, то конвойный должен был вступить с адвокатом-защитником в физическую, рукопашную, борьбу. Отнять можно только силой, по физическому принуждению. Но о физической борьбе нам ничего не известно. А синтаксически отсутствие физического противоборства означает, что у адвокатов не было воли отстаивать свои права и права своего подзащитного «всеми допустимыми законом способами». Если конвойный по недоумию или заблуждению потребовал у адвоката передать ему (конвою) лист бумаги, который был передан подсудимым адвокату-защитнику, и адвокат этот лист бумаги отдал конвойному, то по какой такой стати конвойный поступил «неподобающе и/или недопустимо»? Неправильные действия совершил адвокат, а не конвойный. Если бы адвокат не отдал лист бумаги по требованию конвойного, то конвойный либо удовлетворился бы таким бездействием адвоката, либо прибегнул к физическому насилию и отобрал лист бумаги у адвоката силой. Вот если бы это (насилие) произошло, тогда можно было бы говорить о произволе и недопустимости такого поведения конвойного. Если хоть какие-то процедуры в судебном заседании, даже в зале судебных заседаний определяет конвой и при этом ссылается на свои, одному ему ведомые инструкции, а не судья, то это уже не судебный процесс, это что-то иное, неведомое адвокатам. Если установлением процедур в судебном заседании занимается конвой, а судья исполняет волю конвоя, значит, судья проявляет неуважение к суду путём умаления авторитета судебной власти. Но это можно было бы утверждать, если бы конвойный отнял у адвоката лист бумаги.

Далее из рассказа адвоката следует, что прерывать судебное заседание он (адвокат) не стал, но заявил при этом свои какие-то возражения, на что получил от конвойного ответ, что у конвоя свои инструкции, по которым он (конвой) и действует. Такое признание адвоката по меньшей мере странное, хотя бы по причине того, что синтаксис судебного процесса полагает иное: в судебном процессе, регламент которого устанавливается инструкциями конвоиров подсудимых, для адвокатов места нет. А если адвокаты, вопреки смыслам судебного процесса, считают возможным в таком процессе-деянии участвовать, то они тем самым сами исключают из такого процесса качество «судебности». Тогда это процесс не правовой, а какой-то другой, во всяком случае, не легитимный. Приводит в уныние то, что из текста заявления совершенно очевидно, что адвокат апеллирует не к судье, а к конвою, тем самым признавая последний полноценным участником процесса.

Во всех случаях адвокат создал или допустил создание такой ситуации (с передачей листа бумаги), которую адвокат не был способен адекватно оценить, правильно в ней принять решение и надлежаще действовать. Вообще тема адекватного восприятия обстановки и последствий неадекватного её восприятия, в частности, изучается наукой «виктимология» в курсе криминологии. Опять же искусство войны учит: не вступай в бой с противником, который для тебя, в твоём сознании заведомо сильнее тебя. Хотя для адвокатов вообще процессуально не должно существовать «конвоя», и уж тем более он не «противник» адвоката. Если конвой совершает какие-то технические помехи адвокатам в исполнении ими своих профессиональных правозащитных функций, тем самым подрывая принцип состязательности сторон, создавая преимущества для стороны обвинения и, в конечном счёте, лишая подсудимого права на защиту, то такие помехи должны расцениваться адвокатами исключительно в рамках синтаксиса судебного процесса, то есть как исходящими от личности судьи. Никогда и нигде никакой «конвой» или «прокурор» судьёй не руководит в судебном процессе. Всё во власти судьи и в его судейском интересе.


Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100