ПРИНЦИП НЕПОСРЕДСТВЕННОСТИ
В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ

 

 

На протяжении всего существования уголовного судопроизводства изменялись, совершенствовались его функции, задачи, принципы, формы и условия реализации, средства и правила. По иному просто невозможна жизнь уголовного процесса, прочно связанная с конкретными экономическими, политическими, социальными и иными процессами жизни общества.

Правовые процедуры уголовного процесса способствуют формированию в обществе уважения к правам и свободам человека и гражданина, утверждению справедливости и должны быть направлены на:

    – обеспечение прав и охраняемых законом интересов физических и юридических лиц, которым преступлением причинен вред;
    – уголовное преследование и защиту лиц, которые подозреваются, обвиняются в совершении предусмотренных уголовным законом общественно опасных деяний.

Правовая процедура осуществления уголовного процесса должна обеспечивать законность и правопорядок, предупреждение преступлений, защиту от необоснованного обвинения или осуждения, незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина, а в случае обвинения или осуждения невиновного – незамедлительную и полную его реабилитацию, возмещение ему физического, имущественного и морального вреда, восстановление нарушенных трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав.

Эти положения процессуального закона должны быть не только провозглашены, но и гарантированы, то есть обеспечены определенными средствами и правилами, надежным механизмом реальной (действительной) реализации, позволяющими достичь указанной цели.

Как известно, уголовный процесс делится на два больших этапа: предварительное (досудебное) расследование и окончательное – судебное – разбирательство (правосудие). На первом этапе происходит возбуждение уголовного дела, производство процессуальных действий, соответствующих стадии расследования, принятие процессуальных решений. Все эти действия направлены на решение задачи предварительного собирания, проверки, оценки фактов, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, с тем, чтобы передать суду собранные в уголовное дело материалы.

Основой предварительного расследования являются принципы, средства и правила.

К принципам данного этапа можно отнести:

    – принцип законности;
    – принцип охраны прав и свобод человека и гражданина;
    – принцип неприкосновенности личности;
    – принцип уважения чести и достоинства личности;
    – принцип неприкосновенности жилища и иных законных владений;
    – принцип презумпции невиновности;
    – принцип обеспечения подозреваемому, обвиняемому права на защиту;
    – принцип свободы оценки доказательств и другие / * В Модельном УПК к принципам предварительного расследования относилась и непосредственность и устность исследования доказательств (Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. Москва: Институт государства и права АН СССР, 1990. С.24) /.

Средствами, которые направлены на реализацию указанных задач и принципов предварительного расследования, являются:

    – проверочные действия;
    – процессуальные действия;
    – процессуальные решения;
    – следственные действия;
    – оперативно-розыскные мероприятия; – организационные мероприятия и т.д.

Каждое из указанных средств должно осуществляться надлежащим органом и по определенным правилам, закрепленным в уголовно-процессуальном кодексе.

К примеру, в статье 164 УПК России закреплены общие правила производства следственных действий. К ним относятся:

    – удостоверение личности физического лица или представителя юридического лица, привлеченного для производства соответствующего действия;
    – разъяснение им прав и обязанностей, а также порядка производства следственного действия;
    – запрет производства следственного действия в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства;
    – запрет на создание опасности для жизни и здоровья участников, на применение насилия, угроз, иных незаконных мер;
    – возможность применения технических средств и использования научно обоснованных способов обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств;
    – возможность применения таких средств и способов другими участниками следственного действия с разрешения следователя;
    – проведение отдельных действий на основании судебного решения и другие.

При проведении допроса законодатель ввел дополнительные правила, включающие в себя:

    – необходимость сообщать статус вызванного на допрос лица (свидетель, потерпевший, подозреваемый и т.д.);
    – разъяснение права на так называемый «свидетельский иммунитет» / ** Напрямую закрепленный понятийно в ст.5 УПК РФ /;
    – предупреждение об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний (потерпевшего или свидетеля);
    – запрет постановки наводящих вопросов;
    – возможность предъявления допрашиваемому лицу вещественных доказательств и документов.

Основным принципом (а в отдельных нормативных и научных источниках – условием) проведения следственного и иного процессуально разрешенного действия должна быть непосредственность. Это означает, что процесс подготовки и проведения действия должен осуществляться в присутствии лиц, или непосредственно указанных законодательством (основные участники), или приглашенных решением следователя в дополнение к основным его участникам (дополнительные участники). Они должны непосредственно воспринимать ход и результаты соответствующего действия.

В содержание данного принципа входит также запечатление хода и полученных результатов как следственного, так и иного предусмотренного законодательством действия. Данное запечатление должно происходить как в памяти присутствовавших при этом лиц, так и получить определенную документально фиксированную форму.

Основной формой подобной фиксации является протокол / *** В Модельном УПК не проводилась разница в правилах, предъявляемых к протоколу следственного действия предварительного расследования и судебного разбирательства /. УПК России закрепил раздельные правила для составления протокола предварительного расследования и судебного разбирательства. В процессе предварительного расследования протокол составляется или в ходе проведения следственного действия или непосредственно после его окончания.

Законодатель, предполагая, что при составлении протокола возможны пробелы различной степени и качества, предусматривает дополнительные формы фиксации, которые могут обеспечить максимальную полноту содержания протокола. К таковым формам относятся стенографирование, киносъемка, звуко- и видеозапись. Они не заменяют протокол, но дают возможность его предельно детализировать, восполнить те или иные пробелы. При этом такие дополнительные формы фиксации не уничтожаются, а хранятся при уголовном деле.

Протокол после его составления предъявляется для ознакомления всем лицам, принимавшим участие в производстве следственного действия, с разъяснением права делать замечания, касающиеся как полноты, так и содержания (грамматического, лексического, морфологического и иного). Замечания участников подлежат обязательному внесению в протокол. Все внесенные замечания, дополнения и исправления должны быть оговорены и удостоверены подписями этих лиц.

К протоколу допроса на предварительном следствии предъявляется ряд дополнительных требований:

    – показания должны быть записаны от первого лица и по возможности дословно;
    – поставленные вопросы и полученные на них ответы записываются в той последовательности, которая имела место при допросе;
    – вопросы участвующих в допросе лиц, которые были отведены следователем или на которые отказался отвечать допрашиваемый, фиксируются с указанием мотивов отвода или отказа;
    – обязательность внесения в протокол допроса дополнений и уточнений, заявленных допрошенным лицом;
    – удостоверение на каждой странице документа и в конце протокола факта ознакомления с содержанием протокола и ряд других правил.

Обратите внимание, насколько детально (тщательно) урегулирован процесс фиксации хода и результатов следственного действия на этапе предварительного расследования. Но все же, несмотря на это, практике известно значительное количество случаев, когда лица, принимавшие участие в том или ином следственном действии, в дальнейшем не всегда признавали его содержание (в полном объеме или частично). В обоснование этого ими приводились различные факты и аргументы, которые с их точки зрения, существенно влияли на итоговое содержание протокола следственного действия.

В качестве возможного средства преодоления выявляемых в ходе предварительного расследования противоречий практикой используются повторные следственные, процессуальные и иные действия (проводятся очные ставки, проверки показаний на месте совершения преступления, следственные экспертизы, дополнительные и повторные экспертизы). Но не всегда это достигает цели, что на данном этапе – этапе предварительного расследования – вполне допустимо. Ведь следствие все-таки предварительное, оно предваряет собой основной (судебный) этап, где все противоречия должны быть обоснованно устранены, а неустранимые противоречия и сомнения должны быть истолкованы в пользу обвиняемого. Таково желание общества и требование законодателя.

Предварительное расследование не состоит из одних только действий. Важнейшим элементом такого следствия является принятие соответствующих процессуальных решений, необходимость которых определяется совокупностью результатов, полученных в ходе проведения различных действий. Это решения, связанные с возбуждением уголовного дела, вынесением постановлений о признании подозреваемым, обвиняемым, избрании и изменении меры пресечения и т.д. Процесс выбора и принятия того или иного решения непосредственно связан с результатом одного или нескольких ранее совершенных действий, зафиксированных в полностью готовых протоколах. Если, к примеру, отсутствует правильно оформленное письменное заявление или протокол устного заявления потерпевшего по делам частно-публичного обвинения, то принятие решения о возбуждении уголовного дела не может состояться. Если отсутствуют достаточные основания для предъявления лицу обвинения в совершении преступления, принятие процессуального решения – вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого – не состоится. Этот перечень можно долго продолжать, его смысл в том, что без имеющихся надлежащим образом оформленных источников доказательств (показаний подозреваемого, обвиняемого и т.д.) невозможно принятие ни одного процессуального решения. И это требование должно рассматриваться в качестве еще одного условия (в статусе принципа) всего уголовного процесса.

А какие принципы, средства и правила лежат в основе осуществления судебного разбирательства (и правосудия как такового)? Способны ли эти регуляторы выработать соответствующую правовую процедуру, которая, как указывалось в самом начале статьи, смогла бы обеспечить законность и правопорядок, защитить от необоснованного обвинения или осуждения, незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина?

Принципы деятельности правосудия в УПК России представлены по сравнению с предварительным расследованием несколько меньшим количеством. В дополнение к ним законодатель определил общие условия разбирательства в суде первой инстанции. К ним относятся, в частности, непосредственность, устность гласность, неизменность состава суда и т.д.

Средствами реализации принципов и условий на различных стадиях судебного разбирательства являются следственные, процессуальные действия (допрос, экспертиза, осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, опознание, освидетельствование и т.д.) и решения (определения, постановления, приговор).

Правила осуществления судом тех или иных следственных, процессуальных действий и решений также зафиксированы в уголовно-процессуальном законе. Но насколько они полно реализуют задачи, стоящие перед правовой процедурой?

Возьмем, в частности, допрос в судебном следствии. Его правила закреплены в ст.ст. 275–282 УПК России. При этом общие правила допроса, как это сделано для предварительного расследования, для судебного следствия не разработаны.

Свидетель, к примеру, в судебном следствии допрашивается по следующим правилам:

    – допрос происходит в отсутствие других, не допрошенных свидетелей;
    – допрос начинается с установления его личности;
    – выясняется его отношение к подсудимому и потерпевшему;
    – разъясняются права, обязанности и ответственность;
    – разъясняется право на «свидетельский иммунитет»;
    – свидетель, отказавшийся от права на свидетельский иммунитет, предупреждается о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;
    – у свидетеля берется подписка о том, что ему разъяснены его обязанности и ответственность, и приобщается к протоколу судебного заседания; – суд задает вопросы свидетелю после допроса его сторонами;
    – допрошенные свидетели остаются в зале судебного заседания и не могут его покинуть до окончания судебного следствия без разрешения суда и согласия сторон.

Законодатель, предусмотрев эти правила, упустил из виду одно важнейшее общее право свидетеля – право удостоверять своей подписью в протоколе следственного или другого процессуального действия правильность записи данных им показаний. Правда, в соответствии с ч.7 ст.259 УПК лицо, допрошенное в судебном заседании, вправе ходатайствовать об ознакомлении с записью в протоколе его показаний. Действительно, допрошенный свидетель, может заявить ходатайство об ознакомлении с записью в протоколе его показаний. Секретарь, выполняя требования статьи 259 УПК, ознакомит его с содержанием показаний. Как быть в том случае, когда свидетель выскажет замечания, касающиеся отдельных характеристик его показаний, или выскажет замечания, касающиеся всего содержания показаний? Законодатель не дает на этот вопрос ответа, поскольку право подавать замечания на протокол судебного заседания предоставлено только сторонам процесса (ст. 260 УПК).

Получается правовой нонсенс: лицо (свидетель, эксперт, специалист и т.д.), выступая в судебном следствии, не может реально контролировать содержание данных им показаний. Представим себе данную типичную ситуацию последовательно. В судебном следствии участник процесса дает показания, характеризующиеся определенные качественными и количественными признаками. Секретарь судебного заседания, исходя из особенностей собственного восприятия, фиксирует эти показания в протоколе судебного заседания. Спустя непродолжительное время после дачи показаний допрошенное лицо получает возможность ознакомления с собственными показаниями, обнаруживает, по меньшей мере, их неточный характер, а по большей мере существенные противоречия, и не может воспользоваться своим правом высказать и зафиксировать в протоколе его же допроса замечания, произвести уточнения и т.д.

А как быть в том случае, когда по факту лжесвидетельства возбуждается уголовное дело, и в основу обвинения кладутся показания, данные на предварительном и на судебном следствии? Можно ли в данном случае рассматривать данные, зафиксированные в протоколе судебного заседания допрошенного лица, в качестве доказательств – с точки зрения их допустимости, достоверности и достаточности?

В материалах предварительного следствия все показания содержат и удостоверительную подпись, и высказанные замечания и дополнения. В протоколе судебного разбирательства эти важные элементы принципа непосредственности отсутствуют в полном объеме. Подобный пробел вступает в существенное противоречие с положениями УПК, поскольку данная правовая процедура не соответствует задачам уголовно-процессуального закона. В создавшейся ситуации этот пробел должен быть законодательно закреплен путем внесения дополнений, содержание которых будет предложено в конце данной статьи.

Но основное противоречие правовой процедуры разбирательства в суде первой инстанции в другом. Мы уже обращали внимание на тщательность проработки вопросов фиксации хода и результатов следственных и процессуальных действий на этапе предварительного расследования, на возможность принятия процессуальных решений при условии наличия надлежащим образом оформленных источников доказательств. И с учетом этого хотим поставить совсем не риторический вопрос: достаточны ли законодательные установления для принятия судом итогового документа всего судебного разбирательства (приговора), нет ли в них противоречий, в том числе существенных?

    1. Суд, являясь органом судебной власти, осуществляет правосудие по уголовным делам и обеспечивает их правильное и законное разрешение.
    2. Уголовное дело должно быть рассмотрено судом по существу только в соответствии с правовой процедурой, установленной Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.
    3. В судебном разбирательстве все доказательства, предъявленные сторонами обвинения и защиты, подлежат непосредственному исследованию. Суд должен заслушать показания обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, огласить и исследовать заключения экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и другие документы, произвести иные судебные действия по исследованию доказательств.
    4. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном разбирательстве.

Последнее положение, составляющее основу принятия судом итогового процессуального решения, как раз и заключает в себе существенное противоречие.

Суд выносит приговор на основе тех доказательств и их источников, которые были исследованы в ходе разбирательства (публичного, гласного, состязательного и проч.). Но весь процесс исследования, весь перечень и содержание доказательств, исследованных судом, отражается в единственном документе – протоколе судебного заседания. В нем, в соответствии с ч.3 ст.259 УПК, содержится много сведений.

Остановимся на основных:

    – действия суда в том порядке, в каком они имели место;
    – заявления, возражения и ходатайства участников судебного разбирательства;
    – подробное содержание показаний;
    – вопросы, заданные допрашиваемому, и его ответы;
    – результаты произведенных в судебном заседании осмотров и других действий по исследованию доказательств;
    – обстоятельства, которые участвующие в судебном разбирательстве лица просят занести в протокол;
    – основное содержание выступлений сторон в судебных прениях и последнего слова подсудимого;
    – указание о разъяснении порядка и срока ознакомления с протоколом судебного заседания и подачи на него замечаний.

Таким образом, получается, что только в протоколе судебного заседания собраны все доказательства, на основе которых суд не только может, но и обязан принять итоговый документ.

Но протокол судебного заседания, как это следует из содержания ч.3 ст.259 УПК, к моменту удаления суда в совещательную комнату для вынесения приговора не готов. Законодатель для составления этого документа предоставляет временную отсрочку – он должен быть подготовлен и подписан председательствующим и секретарем не позднее трех суток после окончания судебного разбирательства. В ходе судебного заседания протокол может быть подготовлен по частям, которые, как и протокол в целом, подписываются председательствующим и секретарем судебного заседания.

Следовательно, суд, находясь в совещательной комнате, не имеет перед собой основного и единственного источника доказательства, опираясь на который он сможет вынести законный и справедливый приговор. Или, может быть, в основу приговора суд кладет доказательства, удерживаемые в своей памяти (особенно по многотомному делу, содержащему массу документов, свидетелей, эпизодов и т.д.)? Или все-таки приговор выносится на основании документов, содержащихся в материалах предварительного расследования, которые полностью готовы к моменту начала судебного разбирательства и в неизменном виде остаются в руках председательствующего в совещательной комнате?

Суд, при отсутствии протокола судебного заседания в момент вынесения приговора, лишен возможности проверки собранных доказательств (а значит, анализа находящихся в протоколе доказательств, сопоставления доказательств между собой), их оценки с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела в судебном разбирательстве.

Такой вот получается вывод, который требует кардинального вмешательства в содержание принципа (согласно законодателю – условия) непосредственности судебного разбирательства.

В этом выводе нет никакой правовой (материальной, процессуальной), логической и иной ошибки. Мы просто «исторически» привыкли к такой процедуре, когда протокол судебного заседания составляется значительно позже, чем выносится приговор, когда кассационная жалоба составлялась сначала в виде первичной (читай – черновой), а затем, когда был готов протокол судебного заседания, – в виде окончательной. В Уголовно-процессуальном кодексе существует даже несколько статей, предусматривающих возможность ознакомиться с подготовленным протоколом судебного заседания (целиком или по частям), затем подать замечания на содержание протокола. После этого председательствующий единолично (с приглашением «заинтересованных лиц» или без такового) решает – признать замечания правильными или отклонить их как неправильные. В основе такого решения может находиться наличие или отсутствие значительных противоречий между содержанием замечаний и содержанием приговора.

В целях преодоления возможных пробелов в содержании протокола судебного заседания законодатель и на этапе судебного разбирательства предусмотрел возможность использовать дополнительные к протоколу средства фиксации – стенографирование, звукозапись (аудиозапись) и видеозапись. Подчеркнем – возможность, а не обязанность. На практике аудиозапись, равно как и видеозапись, представлены единичными случаями, да и то главным образом осуществляются стороной защиты и не в полном объеме процесса, а выборочно. Однако хорошо известны позитивные результаты эксперимента, проводившегося в Верховном Суде Грузинской ССР, когда все уголовные процессы фиксировались с помощью аудиотехники. Полученные аудиозаписи служили надежной основой при составлении протокола судебного заседания. Результаты эксперимента не были широко внедрены в судопроизводство, и это имело не только технические причины. Но использование подобных технических средств не может решить выявленного противоречия, поскольку протокол при вынесении приговора по-прежнему отсутствует в совещательной комнате.

В последнее время широкое распространение получили компьютерные технологии преобразования акустической волны в электрические сигналы и созданное на базе этого различное диктографическое программное обеспечение. Оно позволяет осуществлять запись (звуко-, видео-) показаний и одновременно выводить ее содержание на компьютер, практически заменяя техническую работу секретаря заседания. По окончании записи в машинописном виде может быть изготовлен протокол судебного заседания, допрошенному участнику процесса сразу после окончания его допроса могут быть предоставлены для удостоверения полные по содержанию показания и т.д. У суда появляется реальная возможность не только прочтения всего протокола судебного заседания, но и, в случае необходимости, прослушивания его любого элемента. Сторонам уголовного процесса после окончания судебного заседания могут быть сразу на компакт-диске выданы все материалы.

Использование в практике подобных разработок позволит в полной мере преодолеть имеющиеся противоречия в правовой процедуре судебного разбирательства, устранить существование статей УПК, предусматривающих процедуру ознакомления с протоколом судебного заседания и заявление замечаний на содержание протокола. Апелляционная, кассационная и надзорная инстанции получат возможность исследовать ход, содержание и результаты рассмотрения уголовного дела не опосредованно, а непосредственно, и при необходимости прослушивать (а возможно и просматривать) элементы компьютерной записи процесса. С помощью подобного технического оснащения судебного процесса смогут быть решены многие процессуальные, этические, организационные вопросы не только деятельности судей, но и государственных обвинителей и защитников. Готовые компьютерные материалы судебных процессов будут служить не только учебным пособием для студентов юридических вузов и факультетов, но и для практических работников. Реальную эффективность представляет внедрение подобных технологий на этапе предварительного следствия, особенно при проведении допросов, очных ставок, опознания.

Представляя всю сложность экономического, технического, психологического характера внедрения подобных технологий, наметим некоторые средства, позволяющие в ближайшем будущем предпринять определенные шаги по преодолению выявленных противоречий. Прежде всего, необходимо включить в правовую процедуру возможность допрашиваемого лица не только в кратчайшие сроки знакомиться с содержанием своих показаний, но и удостоверять их полноту, правильность, вносить дополнения, уточнения и замечания, которые должны быть обязательными для суда. Для этих целей необходимо разработать специальные бланки протоколов допроса (свидетелей, потерпевших, обвиняемых, экспертов). Допрашиваемое лицо должно подписывать не только весь протокол допроса, но и удостоверять правильность содержания каждой страницы. Все дополнения, замечания и иные несоответствия должны быть отражены в конце протокола допроса и удостоверены подписью допрошенного лица. Для реализации данного предложения следовало бы ввести обязательную звукозапись показаний обвиняемого, потерпевшего, свидетелей и экспертов. Технически, процессуально и экономически такое внедрение вполне возможно.

В настоящее время встречаются случаи, когда при ознакомлении с протоколом судебного заседания адвокаты ставят свою подпись в конце каждой страницы протокола. По их мнению, это не позволяет в дальнейшем секретарю судебного заседания делать так называемые «вставки», заменяя отдельные части протокола другим содержанием. Подобное не предусмотрено нормами УПК, но в то же время ему не противоречит и может войти в правовую процедуру. Ее следовало бы дополнить не только удостоверительной подписью представителя стороны защиты, но и стороны обвинения. К оформлению протокола судебного заседания должны быть предъявлены и такие технические требования как нумерация страниц и предоставление для ознакомления сторонам в прошитом виде.

Это уже частные замечания. Главным остается настоятельная необходимость законодательного преодоления противоречий в содержании принципа непосредственности в уголовном судопроизводстве и его реализации в правовой процедуре.

Дулов Андрей Васильевич,
профессор кафедры криминалистики
Белорусского государственного университета

Печерский Владимир Владимирович,
доцент кафедры криминалистики
Белорусского государственного университета

 

 

Тезисы статьи
профессора А.В.Дулова и доцента В.В.Печерского
«ПРИНЦИП НЕПОСРЕДСТВЕННОСТИ
В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ»

1. Уголовно-процессуальный кодекс закрепил раздельные правила для составления протоколов при проведении предварительного расследования и судебного разбирательства.

2. Протокол предварительного расследования после его составления предъявляется для ознакомления всем лицам, участвовавшим в производстве следственного действия, с разъяснением права делать замечания, касающиеся как полноты, так и содержания. Замечания участников подлежат обязательному внесению в протокол.

3. В материалах предварительного следствия все показания содержат и удостоверительную подпись, и высказанные замечания и дополнения. В протоколе судебного разбирательства эти важные элементы принципа непосредственности отсутствуют в полном объеме.

4. В судебном разбирательстве отсутствует право свидетеля удостоверять своей подписью в протоколе правильность записи данных им показаний. Соответственно, некоторые участники процесса, выступая в судебном следствии, не могут реально контролировать содержание данных им показаний. Допрошенное лицо, обнаружив неточности или ошибки в протоколе судебного заседания, не имеет возможности зафиксировать в протоколе свои замечания, произвести уточнения.

5. Суд должен выносить приговор на основе тех доказательств и их источников, которые были исследованы в ходе разбирательства, но протокол судебного заседания к моменту удаления суда в совещательную комнату для вынесения приговора не готов. Следовательно, суд при отсутствии протокола судебного заседания в момент вынесения приговора лишен возможности проверки собранных доказательств.

6. Необходимо включить в правовую процедуру возможность допрашиваемого лица удостоверять полноту своих показаний, их правильность, вносить дополнения, уточнения и замечания, которые должны быть обязательными для суда.


Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100