ОБЗОР ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ПРАКТИКИ
ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ ЗА 2003 ГОД

(составлен доцентом кафедры уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета Антониной Сергеевной Таран)



 

Настоящий обзор охватывает дисциплинарную практику Палаты адвокатов Самарской области за 2003 год. Он позволяет дать представление об общем направлении деятельности Палаты по выработке и поддержанию в Самарской области стандартов адвокатской профессии.

Стандарты профессиональной деятельности отражаются в правилах адвокатской профессии, совокупность которых принято называть корпоративным дисциплинарным правом. Необходимым элементом нормы права есть санкция, то есть та мера ответственности, которой подвергается адвокат за нарушение правил профессии. Максимальная мера корпоративного наказания – прекращение статуса адвоката, что знаменует собою лишение права заниматься профессиональной деятельностью – запрет на профессию адвоката.

Адвокатура как публичная корпорация должна быть открыта для оценки обществом и очевидна для государственных органов. Если каждый адвокат обязан знать правила своей профессии, то общество должно иметь возможность знать, что такое адвокатура и каковы ее профессиональные стандарты, что должно ожидать от каждого адвоката. В то же время общество смеет надеяться, что и другие профессиональные корпорации, прежде всего государственной службы, будут вырабатывать и обнародовать публичные правила своей профессии. И в лице своих высших надзорных инстанций грамотно требовать от каждого соблюдения правил профессии.

Дисциплинарная практика есть непреложная форма самоконтроля любой профессиональной корпорации.

Обзор содержит выдержки из 47 дисциплинарных производств, рассмотренных Квалификационной комиссией и Советом Палаты в 2003 году. Среди них все дисциплинарные производства за год, по которым адвокаты были признаны допустившими нарушение правил адвокатской профессии и привлечены к дисциплинарной ответственности. Кроме того, в обзор включены дисциплинарные производства, прекращенные в связи с малозначительностью совершенного адвокатом проступка, производства, в которых адвокатам указали на допущенное нарушение без привлечения к дисциплинарной ответственности, а также случаи, когда адвокат квалификационной комиссией был признан нарушившим правила адвокатской профессии, однако в связи с отзывом заявителем жалобы, дело Советом было прекращено.

В обзоре дисциплинарные производства сгруппированы в девять разделов в зависимости от характера дисциплинарного проступка, который был допущен адвокатом. Каждый состав дисциплинарного проступка излагается один раз, а если адвокатом допущены нарушения разного вида, то на такое дисциплинарное производство делается в соответствующих разделах ссылка с указанием раздела, в котором этот состав помещен, и номера, под которым он упомянут.

В обзоре приведены состав проступка и вид дисциплинарной ответственности, к которой адвокат был привлечен. Это позволяет соотнести вид и характер дисциплинарного проступка, совершенного адвокатом, и назначенного ему наказания. Следует обратить внимание, что в некоторых случаях, почти при идентичных составах, мера ответственности адвокатов различна. Объясняется это стремлением Палаты подходить к назначению вида наказания с позиций разумности.

Всего за 2003 год количество адвокатов, признанных допустившими нарушение профессиональных правил и привлеченных к дисциплинарной ответственности, составило 38. Из них к шестнадцати адвокатам в качестве дисциплинарной ответственности было применено замечание. Девяти адвокатам был объявлен выговор. В отношении шести человек было вынесено предупреждение. В отношении семи человек применена самая строгая мера дисциплинарной ответственности – прекращение статуса адвоката. Помимо этого, два адвоката, признанные Квалификационной комиссией совершившими дисциплинарный проступок, до заседания Совета подали личные заявления о прекращении статуса адвоката.

I. НАРУШЕНИЕ АДВОКАТОМ ПРАВИЛ ВНУТРЕННЕГО РАСПОРЯДКА

1. Адвокат И., заведующий юридической консультацией, не обеспечил выполнение возглавляемой им консультацией утвержденного Палатой графика дежурств, в связи с чем поставил под угрозу срыва судебные слушания по уголовным делам. Квалификационная комиссия и Совет Палаты признали адвоката И. нарушившим положения Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и применили меру дисциплинарной ответственности – замечание.

2. Адвокат Д., заведующий юридической консультацией, получив требование судьи о замене адвоката В., не явившегося на судебное заседание, отказался назначать другого адвоката для осуществления защиты в порядке статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса России. Адвокат Д. был признан нарушившим положения статьи 7 Закона об адвокатской деятельности, в отношении него Совет Палаты признал необходимым применить меру дисциплинарной ответственности – замечание.

3. Адвокат С., председатель коллегии адвокатов, был признан виновным в нарушении правила, установленного пунктом 4 части 1 статьи 7 Закона об адвокатской деятельности, поскольку не обеспечил выполнение адвокатами коллегии графика дежурства, в связи с чем был не выполнен запрос следователя, а проведение следственного действия сорвано. К адвокату С. была применена мера дисциплинарной ответственности – замечание.

4. Адвокат Т., осуществляющий адвокатскую деятельность в рамках адвокатского кабинета, не принял участие в рассмотрении уголовного дела судом в порядке статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса России, ссылаясь на ненадлежащее уведомление. Квалификационная комиссия не установила в действиях адвоката нарушения правил профессии. Однако Совет Палаты признал, что адвокат Т. не предпринял всех необходимых мер для того, чтобы обеспечить выполнение графика дежурств, в связи с чем нарушил требования пунктов 2 и 4 части 1 статьи 7 Закона об адвокатской деятельности, и применил к нему меру дисциплинарной ответственности в виде замечания.

5. Адвокат Т., надлежащим образом извещенный о графике дежурства и о том, что на день его дежурства назначено рассмотрение нескольких уголовных дел, на место осуществления профессиональной деятельности не прибыл. Как было установлено в дальнейшем, в этот день он находился в другом городе. Адвокат не предпринимал попытки заблаговременно изменить график дежурства, не сообщал, что будет отсутствовать в назначенном месте. Мобильный телефон, указанный адвокатом Т. как телефон контакта и по которому суд пытался с ним связаться, оказался переданным третьим лицам. Адвокат был признан виновным в нарушении правила, установленного пунктом 4 части 1 статьи 7 Закона об адвокатской деятельности. Решением Совета Палаты на него была возложена дисциплинарная ответственность в виде замечания.

6. Адвокат Е., являясь председателем коллегии адвокатов, создал в рамках своего адвокатского образования дисциплинарную комиссию в составе трех адвокатов, которую сам и возглавил. Данная комиссия была создана для разрешения претензий, предъявляемых доверителями к адвокатам, преимущественно материального характера. Всего за год было рассмотрено несколько жалоб. Так, в 2003 году эта комиссия приняла и рассмотрела жалобы граждан Г. и Д. на адвоката Т., являвшегося членом данного адвокатского образования. В результате адвокат Т. внес гонорар в размере 30 тысяч рублей, полученный от доверителя в кассу и вернул доверителям часть гонорара – 10 тысяч рублей. Совет Палаты прекратил производство в отношении адвоката Т. вследствие малозначительности совершенного проступка с указанием адвокату Е. на допущенное нарушение.

*** См. также дисциплинарное производство под № IV.1.

II. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ,
ИСКЛЮЧАЮЩИХ УЧАСТИЕ АДВОКАТА В ДЕЛЕ,
А ТАКЖЕ ПРЕКРАЩАЮЩИХ СТАТУС АДВОКАТА

1. Адвокат Л., являясь первоначально доверенным лицом гражданки В. (было осуществлено консультирование доверителя и составление искового заявления в суд), в дальнейшем заключил соглашение на представление в этом же деле интересов гражданки К., чьи интересы по делу противоречили интересам В. Квалификационная комиссия и Совет признали адвоката Л. нарушившим требования пунктов 1 и 4 части 1 статьи 7 и пункта 2 части 4 статьи 6 Закона об адвокатской деятельности, а также частей 2 и 3 статьи 5, пункта 1 части 1, статьи 9, частей 3 и 9 статьи 10 Кодекса профессиональной этики адвоката. К адвокату Л. была применена мера дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

2. Вице-президент Палаты направил в адрес президента Палаты представление о прекращении статуса адвоката Е. на основании пункта 1 части 1 статьи 17 Закона об адвокатской деятельности в связи с тем, что в отношении адвоката Е. вынесен приговор, по которому он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 157 Уголовного кодекса России. Адвокат Е. заявил ходатайство об отложении слушания дисциплинарного производства в связи с подачей надзорной жалобы, представив в Совет Палаты справку, выполненную на бланке Самарского областного суда, о том, что его надзорная жалоба принята к производству. Однако в дальнейшем было выявлено, что надзорных жалоб в Самарский областной суд адвокат Е. не подавал. Совет Палаты признал адвоката нарушившим требования Кодекса профессиональной этики адвоката и применил в отношении него меру дисциплинарной ответственности – прекращение статуса адвоката.

3. В Палату поступило представление Главного управления Министерства юстиции России по Самарской области в отношении адвоката К., где указывалось, что адвокат К., помимо адвокатской деятельности, занимается иной оплачиваемой деятельностью, а именно: является председателем органа территориального общественного управления и получает ежемесячное денежное вознаграждение. В ходе проведенной проверки данные сведения нашли подтверждение. Совет Палаты применил к адвокату К. меру дисциплинарной ответственности – прекращение статуса адвоката.

III. ПОВЕДЕНИЕ АДВОКАТОВ ПРИ ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ ДРУГ С ДРУГОМ

1. Адвокат З. заключил соглашение с Л., заведующим юридической консультации, о выполнении части работы по делу, по которому Л. принял поручение от гражданки К. на представление ее интересов в уголовном судопроизводстве. Квалификационная комиссия приняла решение о необходимости прекращения дисциплинарного производства в связи с отсутствием в действиях адвоката З. нарушений правил адвокатской профессии. Совет Палаты признал адвоката З. нарушившим положения частей 5 и 7 статьи 6 Кодекса профессиональной этики адвоката, части 5 статьи 25 Закона об адвокатской деятельности и применил к нему меру дисциплинарной ответственности – замечание.

2. Адвокат А., путем уговоров и обещаний в благополучном исходе дела, убедил гражданку Л. отказаться от юридической помощи, которую оказывал ей адвокат Б. в порядке статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса России. Квалификационная комиссия пришла к выводу о том, что со стороны адвоката А. было допущено нарушение правил адвокатской профессии, поскольку нельзя давать оценку деятельности коллеги, склоняя заинтересованное лицо к заключению соглашения об оказании юридической помощи именно с ним. Совет Палаты установил в действиях адвоката А. нарушение требований пункта 1 части 1 статьи 7 и подпункта 6 пункта 4 статьи 6 Закона об адвокатской деятельности и пункта 6 части 1 статьи 9, части 2 статьи 10, частей 1 и 2 статьи 15 Кодекса профессиональной этики адвоката и применил к адвокату А. меру дисциплинарной ответственности в виде замечания.

IV. НАРУШЕНИЕ АДВОКАТОМ ФИНАНСОВОЙ ДИСЦИПЛИНЫ И ПРАВИЛ ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА

1. Адвокат К. в течение полугода не появлялся в адвокатском образовании, членом которого он был, в течение трех месяцев не сдавал финансовые отчеты и деньги на содержание Палаты. В указанный период времени осуществлял представление интересов доверителей в судах без оформления соглашений и выдачи квитанций о полученном гонораре. Адвокат К. был признан нарушившим положение статьи 25 Закона об адвокатской деятельности, к нему была применена мера дисциплинарной ответственности – прекращение статуса адвоката.

2. Адвокат П. в марте 2002 года, приняв поручение от граждан Г. и Д. на ведение их дел и получив гонорар, не оформил надлежащим образом документы (не заключил соглашение, не выдал квитанции, не сдал деньги в кассу коллегии адвокатов, членом которой он был). В июне 2003 года адвокат задним числом, после поступления в Палату жалоб от доверителей, составил с ними письменные соглашения, в кассу коллегии деньги были им сданы в процессе осуществления дисциплинарного производства по делу. Поскольку заявительницы обратились с заявлением об отзыве своих жалоб, квалификационная комиссия Палаты дала заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства на основании пункта 4 части 9 статьи 23 Кодекса профессиональной этики адвоката в связи с примирением лица, подавшего жалобу и адвоката. Совет Палаты признал адвоката виновным в нарушении требований части 6 статьи 25 Закона об адвокатской деятельности и применил к адвокату дисциплинарную ответственность в виде замечания.

3. Адвокат П., осуществляя на предварительном расследовании защиту обвиняемого Х. по назначению, получил от него гонорар в размере одной тыс. рублей. В дальнейшем от его помощи отказались. Суд в приговоре, руководствуясь имеющимися в материалах дела сведениями о том, что адвокат П. участвовал в деле по назначению, принял решение о взыскании с осужденного Х. суммы в размере 1200 рублей в пользу адвоката за оказанную юридическую помощь. Совет Палаты признал адвоката П. виновным в нарушении положений статьи 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и привлек к дисциплинарной ответственности в виде замечания. Совет Палаты обязал также адвоката возвратить доверителю полученный гонорар в размере одной тысячи рублей.

4. Адвокат Э., получив от доверительницы гонорар в размере трех тыс. рублей, соглашение не заключил, квитанции не оформил, юридическую помощь доверительнице на протяжении более чем полугода не оказывал. Совет признал адвоката Э. виновным в нарушении требований пункта 1 части 1 статьи 7 и части 6 статьи 25 Закона об адвокатской деятельности, применил к нему меру дисциплинарной ответственности – выговор и обязал возвратить в течение месяца полученный гонорар в полном объеме.

5. Адвокат Щ. принял на себя поручение на представление интересов гражданина Т. без заключения соглашения. Полученный гонорар в размере пяти тыс. рублей в кассу не внес. Квалификационная комиссия усмотрела в действиях адвоката нарушение требований части 6 статьи 25 Закона об адвокатской деятельности и статьи 10 Кодекса профессиональной этики адвоката. Совет Палаты прекратил дисциплинарное производство в связи с примирением лица, подавшего жалобу, с адвокатом. В то же время он обязал адвоката возвратить доверителю полученный гонорар в полном объеме.

6. В Палату поступила жалоба от гражданина С., который указывал на ненадлежащее выполнение адвокатом Ш. своих обязанностей и просил вернуть ему уплаченное вознаграждение. Адвокат Ш. в объяснении указал, что не может нести дисциплинарную ответственность по законодательству об адвокатуре и Кодексу профессиональной этике адвоката как адвокат, поскольку по данному делу осуществлял представление интересов гражданина С. на безвозмездной основе и на основании доверенности, заверенной нотариусом. Совет Палаты признал, что адвокатом С. фактически осуществлялась адвокатская деятельность: были даны консультации, составлены и поданы жалобы, осуществлялось представление интересов доверителя при рассмотрении дел в судах. Однако было признано, что адвокат Ш. нарушил требования части 1 и 2 статьи 25 Закона об адвокатской деятельности, предусматривающей заключение соглашения между адвокатом и доверителем. К адвокату Ш. была применена мера дисциплинарной ответственности – выговор. В части возврата гонорара заявителю отказано.

7. Адвокат С., заключив с гражданкой М. соглашение в устной форме, оказывал юридическую помощь на основании доверенности. Полученный гонорар в кассу коллегии не сдал. Адвокат С. был признан виновным в нарушении правил, установленных частями 2 и 6 статьи 25 Закона об адвокатской деятельности и пунктом 1 статьи 8 Кодекса профессиональной этики адвоката. К нему была применена мера дисциплинарной ответственности в виде замечания. Совет Палаты обязал адвоката С. возвратить М. полученный гонорар.

8. Адвокат Е. принял поручение на ведение одного дела от гражданок А. и Б. На основании заключенных с ними соглашений размер гонорара определялся в зависимости от того, будет ли по делу следственными органами принято решение о возбуждении уголовного дела или нет. Совет Палаты признал адвоката нарушившим правило, установленное пунктом 3 статьи 16 Кодекса профессиональной деятельности адвоката, и привлек его к дисциплинарной ответственности в виде замечания. В части возврата доверителям гонорара отказал.

*** См. также дисциплинарные производства под №№ V.1; V.3; V.4; V.5; V.12.

V. НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ВЫПОЛНЕНИЕ АДВОКАТОМ
ОБЯЗАННОСТЕЙ ПЕРЕД ДОВЕРИТЕЛЕМ

1. Адвокат К., осуществляя адвокатскую деятельность в адвокатском кабинете, с момента перехода на индивидуальную форму работы (приблизительно в течение полугода) не выдавал квитанции о получении гонорара и не оформлял поступление денег за оказанную юридическую помощь в адвокатском образовании, не уплачивал повременные взносы в Палату. Адвокат К. ненадлежащим образом оказывал юридическую помощь доверителям: сознательно преувеличивая сложность дела и расходы по нему, устанавливал размер гонорара, не соответствующий характеру и объему предстоящей работы, взятые на себя обязательства полностью не выполнял, отказывался вернуть неотработанную часть гонорара. Квалификационная комиссия и Совет Палаты признали адвоката К. нарушившим Закон об адвокатской деятельности и на основании пункта 6 части 1 статьи 17 этого Закона применили к нему меру дисциплинарной ответственности – прекращение статуса адвоката.

2. Адвокат Т., заключив соглашение с заявителем на защиту по уголовному делу и получив гонорар, юридическую помощь в полном объеме не оказал. На протяжении всего предварительного следствия только один раз присутствовал при допросе подзащитного. От встреч с доверителем уклонялся. Квалификационная комиссия и совет Палаты признали в действиях адвоката наличие нарушения правил адвокатской профессии и применили к нему меру дисциплинарной ответственности – выговор.

3. В Палату в течение марта месяца обратились три гражданина с жалобой на действия адвоката С., с которым каждый заявитель в разное время заключил соглашение на оказание юридической помощи. Заявители указывали на то, что адвокат С., получив гонорар, квитанции не выдавал, письменное соглашение не заключал, юридическую помощь в надлежащем объеме не оказал, избегает встреч с доверителями в течение примерно полугода. Было установлено, что адвокат С. за весь период своего членства в коллегии адвокатов в кассу коллегии денежные средства не сдавал. Адвокат С. был признан нарушившим правила, установленные частью 1 статьи 1 и частью 6 статьи 25 Закона об адвокатской деятельности, а также статьей 1 и пунктом 1 части 1 статьи 8 Кодекса профессиональной деятельности адвоката. Совет Палаты применил к адвокату С. меру дисциплинарной ответственности – прекращение статуса адвоката.

4. Адвокат Т., заключив соглашение на оказание помощи гражданке К. и получив аванс в размере пяти тысяч рублей, в кассу их не внес, к выполнению соглашения не приступал в течение двух месяцев. Адвокат Т. был признан нарушившим правила, установленные частью 6 статьи 25 закона об адвокатской деятельности, пунктом 1 части 1 статьи 8 кодекса профессиональной деятельности адвоката. Адвокату к. был объявлен выговор, также адвокат был обязан возвратить доверителю гонорар в размере четырех с половиной тысяч рублей.

5. Адвокат А. заключил с гражданкой В. соглашение на оказание юридической помощи в устной форме, представление интересов последней осуществлял по нотариально удостоверенной доверенности. Свои обязанности перед доверителем адвокат не выполнил: не составил надлежащим образом исковое заявление, без уважительных причин отсутствовал на судебных заседаниях. По вине адвоката работа над делом была затянута более чем на четыре месяца. Квалификационная комиссия и Совет Палаты пришли к выводу о ненадлежащем исполнении адвокатом А. обязанностей перед доверителем и о наличии в действиях адвоката нарушений требований части 1 статьи 25 и части 1 статьи 7 Закона об адвокатской деятельности. Адвокату А. был вынесен выговор. Кроме того, Совет Палаты обязал адвоката А. возвратить доверителю часть гонорара в размере трех тысяч рублей.

6. Адвокат С., оказывая юридическую помощь по уголовному делу, составил частную жалобу с грубым нарушением требований законодательства. В частности, поставил вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности по статье 115 Уголовного кодекса России, хотя по обстоятельствам дела вред доверителю был причинен в результате дорожно-транспортного происшествия; также делались ссылки на статьи Гражданского кодекса России, не имеющие отношения к делу. Квалификационная комиссия пришла к выводу о ненадлежащем исполнении адвокатом С. своих обязанностей перед доверителем. Совет Палаты признал адвоката нарушившим требования пункта 1 статьи 8 Кодекса профессиональной деятельности адвоката и пункта 3 части 1 статьи 7 Закона об адвокатской деятельности и объявил адвокату С. замечание.

7. В Палату поступила жалоба гражданки С. на действия адвоката Н., который вопреки ее интересам отказался обжаловать вынесенный в отношении нее обвинительный приговор. Проверкой было установлено следующее: адвокат Н. в порядке статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса России осуществлял защиту С., отрицавшей свою виновность в совершении преступления. Подсудимая С. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного пунктами «а», «б» и «в» части 2 статьи 163 Уголовного кодекса России с назначением наказания в размере пяти лет и шести месяцев лишения свободы. Адвокат Н. не явился на оглашение приговора и не ознакомился с протоколом судебного заседания. Несмотря на то, что суд позицию защитника не разделил, адвокат Н. не подал кассационную жалобу. В дальнейшем Самарский областной суд по кассационной жалобе другого осужденного приговор, вынесенный в отношении С., отменил в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, допущенными при рассмотрении дела судом первой инстанции. Квалификационная комиссия и Совет Палаты признали в действиях адвоката Н. наличие нарушений правил адвокатской профессии в форме ненадлежащего исполнения им своих профессиональных обязанностей. А именно: нарушение требований пункта 1 части 1 статьи 7 Закона об адвокатской деятельности, пункта 8 статьи 10, пункта 2 части 1 статьи 9, части 4 статьи 13 и пункта 6 части 4 статьи 6 Кодекса профессиональной деятельности адвоката. Адвокат Н. был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката.

8. Адвокат Э., заключив соглашение об оказании юридической помощи для написания надзорной жалобы и получив гонорар в размере двух тысяч рублей, работу не выполнил. Документы, переданные ему для написания жалобы, возвратил доверителю только через полгода. Совет Палаты признал адвоката Э. нарушившим требования статьи 8, пункт 2 части 1 статьи 9 и пункта 9 статьи 10 Кодекса профессиональной деятельности адвоката и привлек его к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения о прекращении статуса адвоката, также адвокат Э. был обязан возвратить полученный от доверителя гонорар в полном размере. В части требований доверителя о компенсации морального вреда в размере двух тысяч рублей было отказано.

9. Квалификационная комиссия рассмотрела жалобу доверителя адвоката С. и установила наличие в действиях адвоката С. нарушений правил адвокатской профессии, установленных в пункте 2 статьи 8, пункте 2 части 1 статьи 9 и пункте 1 статьи 14 Кодекса профессиональной деятельности адвоката. Нарушение правил адвокатской профессии адвокатом С. выразилось в следующем: заключив соглашение на представление интересов доверителя в уголовном судопроизводстве и получив предоплату в размере двух тысяч рублей, адвокат С. своих обязанностей не выполнил – не приходил на судебные заседания, уклонялся от встреч с доверителем. Совет Палаты прекратил дисциплинарное производство в отношении адвоката С. в связи с тем, что был прекращен статус адвоката С. на основании его личного заявления в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 17 Закона об адвокатской деятельности.

10. Адвокат П., осуществляя в порядке статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса России защиту подсудимого, не признавшего себя виновным в умышленном убийстве и настаивавшего на наличии алиби, в судебной речи просил переквалифицировать действия своего подзащитного как причинение смерти, совершенное по неосторожности. Квалификационная комиссия и Совет Палаты приняли решение о ненадлежащем исполнении адвокатом П. своих обязательств перед доверителем и о нарушении адвокатом требований пунктов 1 и 3 части 1 статьи 7 Закона об адвокатской деятельности, статьи 8, пунктов 1, 2 и 3 части 1 статьи 9 Кодекса профессиональной деятельности адвоката. Совет Палаты объявил адвокату замечание.

11. Адвокат Н., оказывая юридическую помощь обвиняемому на предварительном следствии в порядке статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса России, получил от него информацию, что преступление обвиняемый не совершал, но будет признавать свою вину, поскольку в противном случае сотрудники уголовного розыска угрожали привлечь к уголовной ответственности сожительницу обвиняемого за другое преступление. Адвокат Н., хотя и разъяснил подзащитному опасность такой позиции и значение статьи 51 Конституции России, не отстаивал невиновность своего подзащитного, удостоверял ход и содержание следственных действий, производимых с его участием без каких-либо оговорок и замечаний. В ходе судебного заседания по ходатайству другого адвоката С., с которым обвиняемый заключил соглашение на представление его интересов в суде, адвокат Н. выступил в качестве свидетеля, рассказав о содержании бесед с подзащитным. Эти показания суд счел косвенным свидетельством виновности подсудимого, поскольку посчитал, что пользующийся юридической помощью адвоката подсудимый не будет признавать своей виновности, если в действительности подсудимый преступления не совершал. Совет Палаты принял решение о ненадлежащем исполнении адвокатом Н. обязанностей адвоката перед доверителем, признал адвоката нарушившим правила, установленные пунктом 2 статьи 8 Закона об адвокатской деятельности и пунктом 1 части 1 статьи 9 Кодекса профессиональной деятельности адвоката и применил к нему меру дисциплинарной ответственности в виде выговора.

12. Адвокат П. принял от доверителя Д. поручение на представление его интересов в уголовном судопроизводстве и получил гонорар без оформления необходимых документов (соглашения и квитанции). Без ведома доверителя адвокат П. передал часть денег потерпевшей для возмещения причиненного ей вреда, не взяв с последней расписку. Адвокат П. без уважительных причин не явился на судебное заседание по рассмотрению вопроса о законности применения в отношении подзащитного меры пресечения в виде заключения под стражу. Адвокат П. был признан нарушившим правила, установленные частью 1 статьи 8, частью 1 статьи 10, частью 1 статьи 14 и частями 1 и 2 статьи 23 Кодекса профессиональной деятельности адвоката. Совет Палаты применил к нему меру дисциплинарной ответственности – предупреждение о прекращении статуса адвоката. В части возврата заявителю денежной суммы было отказано.

13. Адвокат Ш., заключив с коммерческой организацией в декабре 2002 года соглашение на ведение дела в арбитражном суде и получив гонорар, обязанности адвоката надлежащим образом не выполнил: без уважительных причин задержал составление и подачу в суд искового заявления (примерно на полгода), в связи с чем первое заседание по делу состоялось только в августе 2003 года; не ставил доверителя в известность о ходе работы по делу, о датах судебного заседания; не информировал доверителей о причинах откладывания судом рассмотрения дела; дважды без уважительных причин не являлся на судебное разбирательство дела; не представил затребованные судом документы. Совет Палаты согласился с доводами заявителя и признал установленным факт ненадлежащего выполнения адвокатом своих обязательств, а адвоката – нарушившим правила, установленные пунктом 1 части 1 статьи 8 Кодекса профессиональной деятельности адвоката. К адвокату была применена мера дисциплинарной ответственности в виде выговора.

*** См. также дисциплинарные производства под №№ IV.4; IV.6; VII.2; VIII.2; IX.1; IX.2.

VI. ПРИМЕНЕНИЕ НЕДОБРОСОВЕСТНЫХ СПОСОБОВ
И СРЕДСТВ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

1. Адвокат С., осуществляя защиту по уголовному делу, возбужденному по признакам преступления, предусмотренного пунктом «в» части 3 статьи 131 Уголовного кодекса России, пытался осуществить подкуп свидетелей с целью заставить их изменить показания в пользу своего подзащитного. Квалификационная комиссия признала адвоката С. виновным в нарушении правил адвокатской профессии. Совет Палаты прекратил дисциплинарное производство в отношении адвоката С. в связи с тем, что статус адвоката С. был прекращен на основании поступившего от него личного заявления в соответствии с пунктом 1 частью 1 статьи 17 Закона об адвокатской деятельности.

2. Адвокат К., считая незаконными вынесенные в отношении него решения должностных лиц органов исполнительной власти, допускал оскорбительные высказывания в их адрес, рассылал письма порочащего содержания по месту работы, а также расклеивал листовки на улицах с их отрицательной характеристикой. Квалификационная комиссия признала в действиях адвоката наличие нарушений правил адвокатской профессии, установленных пунктом 4 части 1 статьи 7, частью 1 статьи 4, частью 1 статьи 10 и пунктом 7 части 1 статьи 9 Кодекса профессиональной деятельности адвоката. Совет Палаты производство по делу прекратил за отсутствием в действиях адвоката состава дисциплинарного нарушения, указав на то, что в статье первой Кодекс профессиональной деятельности адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности и что нормы Кодекса не распространяются на случаи, когда адвокат осуществляет защиту собственных интересов, как в случае с адвокатом К. В то же время Совет Палаты крайне отрицательно оценил поведение адвоката К. и указал ему на необходимость строго соблюдать требования части 1 статьи 4 Кодекса профессиональной деятельности адвоката, в соответствии с которой адвокаты при всех обстоятельствах должны соблюдать честь и достоинство, присущее их профессии.

3. Адвокат О. при проведении допроса с его подзащитным в изоляторе временного содержания использовал диктофон, который тайно пронес, не уведомив об этом следователя, проводившего допрос. После того как диктофон был у него отобран, адвокат О. пытался его взять со стола следователя и покинуть изолятор. Квалификационная комиссия пришла к выводу о наличии в действиях адвоката О. нарушения правил адвокатской профессии. Совет Палаты с этим выводом не согласился и дисциплинарное производство в отношении адвоката О. прекратил.

*** См. также дисциплинарные производства под №№ V.12;

VII. НАРУШЕНИЕ АДВОКАТСКОЙ ТАЙНЫ

1. Адвокат С., осуществляя защиту гражданина Х., в ходе судебного разбирательства предал огласке сведения о состоянии здоровья свидетеля А., полученные им в результате направления запроса в наркологический диспансер. Кроме того, адвокат С. огласил в суде информацию о том, что свидетель А. сотрудничает с работниками милиции, что стало известно ему при оказании юридической помощи А. ранее по другому делу. Квалификационная комиссия и Совет Палаты признали адвоката С. нарушившим правила адвокатской профессии и применили к нему меру дисциплинарной ответственности – замечание.

2. Адвокат Б., заключив соглашение с Н. и получив гонорар в размере трех тыс. долларов, юридическую помощь подзащитной не оказывал, полученный и неотработанный гонорар доверительнице не вернул. На просьбу Н. возвратить гонорар ответил, что по ее делу и без ее ведома встречался с работниками правоохранительных органов, интересующимися делом доверителя, высказал угрозу разглашения обстоятельств дела, ставших ему известными в связи с оказанием Н. юридической помощи. Квалификационная комиссия пришла к выводу о наличии в действиях адвоката Б. нарушений правил адвокатской профессии и ненадлежащего исполнения своих обязанностей перед доверителем. Совет Палаты признал адвоката Б. нарушившим положения статьи 6, пункта 4 части 1 статьи 9 Кодекса профессиональной деятельности адвоката, пункта 6 части 4 и части 5 статьи 6 Закона об адвокатской деятельности. К адвокату была применена мера дисциплинарной ответственности – прекращение статуса адвоката.

***См. также дисциплинарное производство под № V.11.

VIII. НАРУШЕНИЕ АДВОКАТОМ ПОРЯДКА СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ.
НЕЯВКА АДВОКАТА НА РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛА

1. Адвокат Ш., надлежащим образом уведомленный о дате судебного разбирательства по уголовному делу, в котором он осуществлял защиту, на заседание не явился, о своем отсутствии заблаговременно не уведомил, оправдательных причин неявки не представил. Было установлено, что адвокат Ш. отсутствовал на судебном заседании в связи с участием в другом деле, назначенным уже после того, как была определена дата слушания первоначального. Квалификационная комиссия и Совет Палаты признали в действиях адвоката Ш. наличие нарушений правил адвокатской профессии и применили к нему меру дисциплинарной ответственности – выговор.

2. Адвокат С. покинул судебное разбирательство во время перерыва, поставив судью в известность, что во второй половине дня у него назначено слушание по другому делу. Подзащитный адвоката в этой ситуации отказался от его помощи. Совет Палаты прекратил дисциплинарное производство в отношении адвоката С., но указал адвокату на допущенные нарушения.

3. Адвокат А. не явился на судебное разбирательство по личным обстоятельствам, не уведомил заблаговременно суд о своей неявке. Квалификационная комиссия и Совет Палаты признали адвоката А. нарушившим положения статьи 14 Кодекса профессиональной деятельности адвоката и применили к нему меру дисциплинарной ответственности – предупреждение о лишении статуса адвоката.

4. Адвокат Ж., надлежащим образом уведомленный о дате и времени судебного разбирательства уголовного дела, в котором он выступал представителем потерпевшего З., не явился на судебное заседание без уважительных причин, никаких сообщений и заявлений по этому поводу не сделал. Квалификационная комиссия пришла к выводу о наличии в действиях адвоката Ж. нарушения правил адвокатской профессии, указав, что адвокат должен был заблаговременно уточнить дату судебного заседания и уведомить судью о невозможности своего участия в деле. Совет Палаты признал адвоката Ж. нарушившим требования пункта 1 статьи 14 Кодекса профессиональной деятельности адвоката и привлек адвоката к дисциплинарной ответственности в виде замечания.

5. Адвокат П. в процессе судебного разбирательства сделал суду замечание, не представил суду затребованное им соглашение об оказании юридической помощи, которое к данному моменту оформлено не было. Совет Палаты прекратил дисциплинарное производство в отношении адвоката П. вследствие малозначительности совершенного адвокатом проступка с указанием адвокату на допущенное нарушение.

6. Адвокат Н., заключив соглашение на осуществление защиты гражданина К. на предварительном следствии, получил обусловленный гонорар в полном объеме, не выдав доверителю квитанции. За три дня до даты судебного разбирательства адвокат позвонил родственникам доверителя и указал на необходимость дополнительной оплаты его помощи. Оплата произведена не была, адвокат Н. к назначенному времени открытия судебного заседания не явился. Подсудимый К. в отсутствии адвоката вынужден был отказаться в зале суда от его помощи. Адвокат Н., явившись на судебное заседание и узнав, что доверитель от его помощи отказался, покинул зал судебного разбирательства. Совет Палаты признал адвоката нарушившим правила, установленные пунктом 7 части 1 статьи 9, частью 2 статьи 13 и пунктом 2 статьи 15 Кодекса профессиональной деятельности адвоката и применил к нему меру дисциплинарной ответственности – выговор. В возврате доверителю гонорара отказал.

7. Адвокат А. заключил соглашение об оказании юридической помощи гражданке С. в ходе предварительного расследования и получил гонорар в полном объеме. По словам адвоката, в размер гонорара была включена стоимость амортизации его личной автомашины. Доверитель выразил желание, чтобы адвокат А. продолжил осуществление его защиты в ходе судебного разбирательства. Однако соглашение с ней адвокат не заключил, поставив в качестве условия дополнительную оплату предстоящей работы. Будучи надлежащим образом уведомленным о дне судебного разбирательства, адвокат А. на него не явился. В связи с этим С. была вынуждена отказаться от помощи адвоката и дело было рассмотрено в отсутствие адвоката. Доверитель требовал привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности и возвратить семьдесят процентов полученного гонорара. Квалификационная комиссия признала адвоката нарушившим правила, предусмотренные частью 2 статьи 13 Кодекса профессиональной деятельности адвоката. Совет Палаты прекратил производство по делу в связи с примирением заявителя и адвоката.

*** См. также дисциплинарное производство под № I.4; I.5.

IX. НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ АДВОКАТА
В ХОДЕ ПРОВЕДЕНИЯ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ.
НЕЯВКА АДВОКАТА НА ИХ ПРОИЗВОДСТВО.

1. В Палату поступили представление следователя В. и жалоба доверителя О. на адвоката А. с просьбой привлечь его к дисциплинарной ответственности. Следователь указывал, что адвокат А. представляет ордера старого образца, допускает неэтичные высказывания в адрес следователя и других участников следственных действий, срывает их производство. Доверитель адвоката А. жаловался на то, что, получив гонорар, адвокат с уголовным делом не знакомился, в следственных действиях не участвовал. Квалификационная комиссия, рассмотрев материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката А., установила наличие в его действиях нарушение правил адвокатской профессии. Совет Палаты признал адвоката А. нарушившим требования пункта 1 части 1 статьи 8 Кодекса профессиональной деятельности адвоката и применил меру дисциплинарной ответственности – предупреждение о лишении статуса адвоката. Дисциплинарное производство в отношении адвоката А. по жалобе гражданина О. было прекращено за давностью.

2. В Палату поступили представление следователя и жалоба двух доверителей на адвоката Г. с просьбой привлечь его к дисциплинарной ответственности. Следователь указал, что адвокат Г. представляет ордера старого образца, допускает неэтичные высказывания в адрес следователя и других участников следственных действий, срывает их производство. Один доверитель адвоката Г. жаловался на то, что, получив гонорар, исковые заявления не составил в срок, что привело к утрате прав на спорное имущество, от встреч с доверителем уклонялся. Другой доверитель предъявил претензии в том, что адвокат Г., получив гонорар, защиту по уголовному делу осуществлял ненадлежащим образом. Квалификационная комиссия, рассмотрев материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката Г., установила наличие в его действиях нарушение правил адвокатской профессии. Совет Палаты признал адвоката А. нарушившей требования пункта 1 части 1 статьи 8 Кодекса профессиональной деятельности адвоката и применил меру дисциплинарной ответственности – предупреждение о лишении статуса адвоката. Дисциплинарное производство в отношении адвоката Г. по жалобе граждан-заявителей было прекращено за давностью.

3. Адвокат С., надлежащим образом уведомленный о необходимости явиться в порядке статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса России для участия в рассмотрении ходатайства органов следствия о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, на производство данного процессуального действия не явился, о своей неявке заблаговременно не сообщил. Совет Палаты признал адвоката С. нарушившим правила, установленные статьей 12 и частью 1 статьи 14 Кодекса профессиональной деятельности адвоката и применил к нему меру дисциплинарной ответственности в виде замечания.

*** См. также дисциплинарное производство под № V.12.


Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100