ТЕЗИСЫ О ПРОФЕССИИ БИЗНЕС-АДВОКАТА
Сильный предпринимательский интерес есть та реальная основа, благодаря которой адвокат может считать себя социально значимой фигурой, с которой будут считаться. Судьба адвокатуры во многом зависит от судьбы предпринимательства. Не только адвокат защищает предпринимателя, но и предприниматель адвоката. Адвокатура может сказать предпринимательству, как сказал Уильям Оккам императору: «Защищай меня мечом, а я буду защищать тебя пером».
«Теория адвокатуры», с. 156.

1. Профессия бизнес-адвоката до сих пор, как луна, так и остается освещенной только с одной стороны. Вторая сторона не такая глянцевая, в ней много прагматизма и цинизма (неизбежный налет от соприкосновения с миром бизнеса), но зато и более честная.

2. Язык общения в деловом мире малоакадемичен и неделикатен. За время работы адвокат пропитывается им. Это тоже одно из следствий профессии.

3. Рассчитывать, что ваши доверители будут вести себя с вами деликатно, не стоит. Над этим надо специально работать. Доверители бизнес-адвоката - народ по преимуществу властный, грубоватый и хамоватый, приобретший эти качества если не от природы и не от родителей, то по ходу естественного отбора в процессе выживания. Исключение составляют разве что некоторые представители старшего поколения. Основное правило сопротивления этому – не лебезить ни при каких условиях и ни за какие деньги.

4. Следует помнить, что статусность отношений адвоката и доверителя устанавливается почти сразу. Если изначально адвокат повел себя не так, это далеко не всегда потом можно исправить.

5. Цель визита к адвокату – это не всегда желание получить юридическую помощь. Цели могут быть разные: профессионально и непрофессионально ориентированные, законные и незаконные, моральные и аморальные. Помимо получения юридической помощи в качестве возможных причин обращения могут быть:
  (1) попытка нахождения «связей», позволяющих повлиять на решение проблемы неформальным образом;
  (2) поиск через посредничество адвоката деловых контактов с потенциальными партнерами;
  (3) желание делегировать (переложить) ответственность за то или иное значимое решение;
  (4) попытка использования авторитета адвоката для поднятия собственного имиджа или придания весомости своей позиции в конкретном деле;
  (5) ослабление позиций конкурирующей организации посредством влияния на ее адвоката; (6) поиск адвоката для будущих возможных осложнений в жизненных ситуациях;
  (7) личное общение, не связанное с бизнесом.

6. Опытные адвокаты, используя сам факт обращения и отказывая по существу некорректной просьбы, часто успешно корректируют первоначальные цели визита, переводя их в русло профессионального сотрудничества, а если этого и не удается сделать, то готовят почву под будущие обращения.

7. Проблема, как правило, состоит в том, что истинная цель визита не всегда бывает на поверхности, а зачастую и сознательно маскируется. Демонстрация прозорливости и умения понимать подтекст в словах обратившегося играет на пользу адвоката, характеризуя его как умного и опытного собеседника, к советам которого стоит прислушиваться и за которые стоит платить.

8. Часто к юристу обращаются не столько за его профессиональными знаниями, сколько за помощью уладить дело «неформальными» способами. Не надо путать неформальные способы с незаконными. Незаконный способ – это другая стезя, не имеющая к нашей профессии отношения.
  Тот, кто позволяет себе время от времени пробовать легкий хлеб внезакония, достаточно быстро уходит из профессии. Утрачивается интерес к нормальной профессиональной работе. У таких юристов каждый раз при обозначении обратившимся проблемы возникает соблазн предложить ему, как кажется, гарантированное решение, достигаемое без существенных для юриста временных и мозговых затрат и при этом за весьма ощутимое денежное вознаграждение. Примеры такой профессиональной деградации встречаются очень часто. Эти юристы внезакония подрывают доверие к нашей профессии, становятся ее врагами.

9. Если помочь обратившемуся найти легальный способ решения проблемы, то вполне возможно, что он воспользуется вашей помощью. Ни один бизнесмен не станет рисковать и переплачивать на взятках, если можно обойтись без них. Законное решение всегда более надежное, чем купленное.

10. Даже в так называемых предрешенных делах можно найти свою нишу для профессиональной работы адвоката. Каким бы коррумпированным чиновник или судья ни был, он редко решается на откровенно незаконное решение. Всегда в качестве прикрытия ему требуется правовая позиция, пусть и не бесспорная, но способная создать видимость законности принятого решения. Помимо этого решение должно выдерживать тест на прочность – то есть быть таким, чтобы его трудно было отменить на последующих этапах спора. Очевидно, что и для того, чтобы сформировать такую позицию «прикрытия», и для того, чтобы ее грамотно разбить, требуются именно познания в праве, а не связи.
  Это и стоит доходчиво объяснять доверителям. Проведенная с доверителем разъяснительная беседа о пользе профессиональных знаний никогда не бывает лишней. Такая беседа, помимо прочего, в последствии может определить выбор доверителя, когда у того возникнут другие проблемы, не требующие, по его мнению, решения за взятки.

11. За взятки и по связям решаются далеко не все вопросы. Хотя бы потому, что это достаточно дорогое удовольствие. Расхожее мнение о том, что «всё и все куплены», порой высказывается юристами лишь для того, чтобы оправдать таким образом свою профессиональную неудачу. Ведь проще всего сказать доверителю, что судья был ангажирован другой стороной, чем объясняться с ним по поводу неправильно выбранной стратегии по делу. Так что свободная ниша для честного труда адвоката до сих пор существует и такой труд по-прежнему остается востребованным.

12. К числу «ценных связей» относятся знакомства и контакты юриста в деловом мире. К юристу обращаются за тем, чтобы он заинтересовал возможного партнера или же порекомендовал ему контрагента, выступил гарантом его порядочности. Такими связями можно пользоваться, не опасаясь вступить в конфликт с законом. Однако на подобных знакомствах не стоит зарабатывать денег.
  Следует однозначно дать понять и той и другой стороне, что вы делаете это не за деньги, а исключительно из благородных побуждений. Однако этим чувством признательности также не стоит злоупотреблять. Такого рода помощь ни в коем случае не должна иметь форму давления или навязывания. Иначе вас могут заподозрить в желании заработать на признательности, причем за услугу, о которой вас не просили. И вместо положительного эффекта вы получите обратный результат – возникнет напряженность в отношениях, а в обмен на ваше искреннее участие вы можете получить жесткий отпор.

13. Популярность - дело наживное и стоящее того, чтобы над ним поработать. Помимо удовлетворенных амбиций, она может оказаться весьма прибыльным вложением, положительно влияющим как на количество доверителей, так и на размер гонораров.

14. Сила воздействия авторитета на окружающих бывает порой столь велика, что люди перестают замечать, казалось бы, очевидные вещи. Абсолютные экономические и юридические нонсенсы принимаются на веру только лишь потому, что звучат из уст известной и уважаемой персоны. Зная эту особенность человеческой психологии – склонность к преклонению перед авторитетом – некоторые доверители этим умело пользуются (хотя это и обходится им не дешево). Расчет прост и правилен: вы – молодой предприниматель или юрист, а напротив – известный уважаемый адвокат с полным набором почетных титулов и званий. Каково при этом возражать ему и говорить, что он ошибочно толкует положения закона или даже блефует? Хотя последнее, исходя из ситуации, вполне допустимо. Ведь этот умудренный опытом человек, достигший таких высот в своей профессии, на переговорах преследует лишь одну цель – добиться максимально выгодных условий для своего доверителя. И он вовсе не обязан быть при этом объективным, и уж тем более откровенным по отношению к противнику. Многие рубежи в позиционном торге удается взять только из-за того, что способность к сопротивлению противника оказывалась резко сниженной весомостью личности на другой стороне стола.

15. За счет авторитетности адвоката, представляющего доверителя, иногда достигается эффект повышения доверия к самому доверителю. Это особенно важно, когда тот хочет выглядеть респектабельно и надежно и не имеет иных способов убедить в этом своих деловых партнеров. Так что фактор известности адвоката для доверителя может иметь существенное значение.

16. Молодые адвокаты, до тех пор, пока сами не обросли званиями и титулами, учитывая это обстоятельство, иногда прибегают к помощи своих именитых коллег: для придания авторитетности разработанной правовой позиции и увеличения силы ее воздействия на третьих лиц. Однако молодой адвокат для этого должен быть достаточно профессионален, чтобы не уронить авторитет мэтра, а по возможности еще более его укрепить.

17. Юрисконсульты или управленцы среднего звена инициируют приглашение адвоката для организации, в которой они работают. Порой цель приглашения адвоката – снять с себя бремя ответственности за просчеты в порученном им проекте. Причина – инициатор приглашения, понимая, насколько значимо предстоящее дело для его руководства, не уверен в его удачном исходе. В случае неудачи у инициатора наготове отговорка: «Мы для того и приглашали адвоката, чтобы он все предусмотрел и исправил».
  В этой ситуации адвокат не должен уронить авторитет инициаторов в глазах их начальства. В противном случае адвокат в дальнейшем приглашен не будет.

18. Адвокату не стоит идти на компромиссы, если его приглашают лишь составления, визирования и представления сомнительных документов, подписания в качестве доверенного лица опасных сделок, поручительства или представления интересов в опасных с точки зрения личной безопасности переговорах и т.д.

19. Цели обращения к юристу не всегда отличаются благородством. Иногда интерес к нему объясняется лишь одним - тем, что он ведет дела конкурента или является представителем другой стороны в споре. Цель в этом случае ясна – получить информацию, деморализовать противника, оставив его без защиты в горячий момент.
  Отказ от таких нечестных денег чаще оборачивается большими дивидендами в будущем – ведь тот, кто предлагал предать адвокату своего доверителя и получил отказ, убедился в неподкупности юриста и его профессиональной порядочности. А такое мнение об адвокате стоит дорого и является хорошей почвой для рекомендации его другим людям, нуждающимся в юридической помощи.

20. Есть определенная категория людей, которые готовы платить адвокату лишь за то, чтобы тот по отношению к ним постоянно пребывал в состоянии готовности прибыть по первому их зову. Только на первый взгляд такие деньги кажутся легкими. Адвокаты, которые однажды испробовали их, не рекомендуют другим адвокатам подменять собою тревожную группу.

21. Порой люди бизнеса привлекают адвоката, чтобы использовать его лишь в качестве удобной внешней атрибутики и удачной маскировки истинных намерений и поступков бизнесмена. Что ж, если эти намерения не противоправны и не противоречат врожденным нравственным императивам адвоката, почему бы и не поучаствовать в такой игре, тем более что она может оказаться весьма интересным и прибыльным занятием. К тому же по ходу действия для адвоката часто открывается возможность для профессионального реванша.

22. При всем обилии возможных целей, приводящих человека к бизнес-адвокату, превалирующими все же остаются обращения за юридической помощью. Как не покажется странным, но все стремятся к законности. По крайней мере, каждый настоятельно хочет, чтобы другой жил исключительно по закону. Тогда поведение другого будет предсказуемо и понятно. И народ хочет гуманного и честного правосудия. И такое стремление надо учитывать тем из юристов, кто по делу и без дела любит прихвастнуть своими полезными знакомствами. Это может быть воспринято доверителем как свидетельство привычки адвоката решать юридические вопросы неюридическими способами и невозможности работы в нормальном режиме.

23. Отсутствие у адвоката возможности ответить на вопросы посетителя в первую встречу вовсе не означает, что он при этом должен сидеть на ней молча и произнести в конце встречи: «Приходите завтра». При таком поведении второй встречи может и не быть, а это вовсе не то, что мы ожидаем от жизни.
  Для адвоката, независимо от того, знакома ему специфика вопроса или нет, сохраняется масса возможностей показать себя перед доверителем во всей красе. Первоначальное мнение об адвокате формируется у посетителя не столько по тому, как быстро тот способен выдавать ответ, сколько по глубине подхода адвоката к рассмотрению поставленной задачи, умело продемонстрированному в ходе беседы. После первого разговора с адвокатом посетитель должен уходить с твердой уверенностью, что попал в опытные, заботливые и надежные руки.
  Если адвокат молод, то в качестве одного из способов преодоления этой временной проблемы (молодости) иногда используется прием апеллирования в разговоре к опыту старших коллег. Посетителю необходимо разъяснить, что его проблема будет обсуждена с опытным адвокатом-патроном. Конечно, использовать чужой авторитет можно только с согласия его обладателя.

24. Если не знаете с чего начать деловую часть беседы – пусть начинает посетитель. Дайте ему высказаться.
  При выслушивании посетителя не стесняйтесь - переспрашивайте, уточняйте, просите повторить. На этой стадии для адвоката самая главная задача – это правильно понять ситуацию доверителя, иначе не сможете сделать нормально свою работу после того, как посетитель уйдет.
  Докапывайтесь до сути дела. Даже если после уточняющих вопросов у адвоката остались сомнения в правильности восприятия, адвокат должен сам повторить рассказ, убедившись, что все правильно понял. Если адвокат смог внятно пересказать суть проблемы и доверитель со всем согласился, значит с одной из задач первой встречи адвокат успешно справился.

25. Адвокат должен ограничивать доверителя от излишней откровенности. Адвокат должен стремиться получать только необходимый для дела объем информации.

26. Адвокату необходимо стремиться так объяснить доверителю юридическую суть его дела, чтобы тот принимал решения взвешенно и с пониманием их юридических последствий.

27. Обязательно выясняйте у посетителя, что он уже успел сделать к тому моменту, как пришел к вам. Не исключено, что время на выправление ситуации может оказаться безнадежно упущенным.
  Однако не торопитесь хулить ваших коллег по цеху. Часто становится очевидным, что первоначально правильно спланированные юридические шаги оказались впоследствии испорчены абсолютно бездарным исполнением доверителя. От этого не застрахован ни один юрист. И такой доверитель будет искренне считать, что он стал жертвой манипуляций юристов.
  Адвокату надо иметь в виду, если он все же берется помочь такому человеку, то из возможных вариантов решения проблемы следует предлагать не тот, который эффективнее, а тот, который проще и который тяжелее испортить.

28. В мире бизнеса главное – выгода. Но не только денежный, а и иной рациональный интерес. Например, желание избежать или минимизировать всякого рода риски или ответственность, достигнуть с помощью правовых механизмов определенного политического эффекта и т.д.
  Адвокату важно изначально правильно определить характер этой выгоды. Правильно определив объект защиты, вполне возможно, что адвокат изобретет и предложит гораздо более действенные способы достижения цели, чем тот, который видится доверителю.
  Если же разумной выгоды не видно, то адвокату надо быть вдвойне осторожнее - не исключено, что адвоката обманывают или не договаривают всей правды, что, по сути, одно и то же.

29. Цена вопроса вовсе не так однозначна и проста, как может показаться с первого взгляда. Под ценой вопроса следует подразумевать не столько финансовую сторону, сколько проблему в целом, или насколько она для человека существенна, а может быть, и жизненно необходима.
  Не редко бывают случаи, когда экономический интерес доверителя проявляется не напрямую, а опосредованно.
  Возможно также, что за решением экономической задачи или иным юридическим действием скрыт очень важный для доверителя неэкономический интерес. Например, обеспечение личной безопасности и безопасности собственного дела. Или в качестве основного условия может быть выдвинута задача обеспечения положительного имиджа обратившегося.
  Правильное понимание цены вопроса, является весьма существенным фактором построения диалога с доверителем. Прежде всего, подобного рода определенность позволяет адвокату правильно сориентироваться: дать верную оценку готовности доверителя тратить свои время, силы, финансовые и стратегические ресурсы для достижения поставленной цели. Исходя из этого, и определяется широта спектра возможных решений, которые адвокат может предложить своему доверителю, а также оценка их уровня рентабельности. К тому же, оценка масштабности и ответственности мероприятия позволяет адвокату отбросить ложный стыд при обозначении суммы своего гонорара.

30. Выяснение обстановки вокруг проблемы доверителя на предмет ее враждебности весьма полезно. В нашей стране предпочтительно ни с кем не ссорится. Ибо любой конфликт всегда слишком дорого. Договариваться, как правило, дешевле.
  Всегда надо знать, какие у вашего доверителя (безотносительно к рассматриваемой ситуации) есть личные враги или конкуренты.
  Правильное понимание расклада сил позволяет избежать ошибок.
  С особой осторожностью стоит подходить к оценке многочисленных обещаний помощи со стороны так называемых союзников или сочувствующих. В последний момент, когда от обещаний надо будет перейти к делу, они часто вдруг куда-то исчезают.

31. Большим подспорьем в анализе обстановки, в которой разворачивается конфликт, является хорошее знание юристом событий и новостей в мире бизнеса и политики. Ибо давно известно, что политика есть концентрированное выражение экономики. Надо также учитывать, что не всякий доверитель обладает всей необходимой информацией, которая может потребоваться при разработке будущего плана действий. Адвокату часто приходится брать на себя роль не только правового консультанта, но и стратегического советника.

32. Чем больше напряжена ситуация, тем большая осторожность и продуманность должна быть в тех действиях, которые предлагает юрист и планирует совершить доверитель. От многих смелых задумок приходится отказываться только потому, что они в обстановке открытой конфронтации могут обернуться для доверителями опасными последствиями. Всегда надо учитывать, что любой документ в этом случае может стать объектом особо пристального внимания: исследования, изучения, экспертиз; любой текст или высказывание превращаются в объекты интерпретирования и манипуляций со стороны враждебно настроенных субъектов. В этой связи, в подобных ситуациях особое значение приобретает юридическая техника составления документов и речей – мысль должна выражаться в них с той степенью однозначности и ясности, которая бы допускала только нужную для доверителя трактовку (за исключением тех случаев, когда «двоякая трактовка» и неясность смысла закладывается в документ сознательно).

33. Профессия адвоката такова, что очень часто выносит их на гребень конфликтов. Адвокат в этом случае, так же как и его доверитель, становится мишенью для нападения.
  В настоящее время принципиальность адвоката и его стойкость в защите интересов доверителя обеспечивается исключительно за счет личного мужества тех людей, которые работают в этой профессии. Так что будьте готовы рассчитывать только на собственные силы или силы своих собственных друзей, родных, знакомых.

34. Адвокат не должен паниковать. Большинство угроз – это именно угрозы, рассчитанные на то, чтобы лишить адвоката возможности рассуждать трезво и заставить наделать глупостей. Надо учиться у своих доверителей-бизнесменов. В большинстве своем это сильные люди, хорошо умеющие держать удар. Или адвокату, не уверенному в своих нравственных силах, лучше отказаться от предлагаемого гонорара и честно сказать, что он не в силах оказывать помощь своему доверителю.

35. Адвокат должен избавиться от иллюзии, что он отстаивает интересы организации, с которой у него договор. Такого не бывает. Интересы организации защищаются тогда и постольку, поскольку они совпадают с интересами личности или личностей, пригласивших адвоката и обеспечивающих оплату его труда.

36. Адвокат должен прежде определиться – кому же именно будет поставлен на службу его талант, профессиональный опыт, усидчивость.
  Адвокату важно также понять и то, кого он ни при каких обстоятельствах, сознательно или ненароком, не должен задеть. Необходимо внимательно всматриваться в ситуацию и выяснять: кто свой, кто чужой; кто дорог доверителю, а кто не очень. Все это понадобится для того, чтобы правильно выработать план мероприятий.

37. Отнюдь не праздным любопытством будет поинтересоваться и тем, кто из юристов работал или работает с этим человеком до момента его прихода к вам. Какова их судьба, и каким образом отзывается о них ваш потенциальный доверитель. В любом случае стоит насторожиться, если вы видите, что по ходу ведения дела (или проекта) ваш доверитель сменил несколько юридических команд.

38. Слепое копирование чужого опыта, без учета собственных особенностей (речи, внешнего вида, устройства мозгов, социального и служебного статуса, пола и т.д.) в любом случае пользы не принесет.

39. Адвокату нельзя забывать, что к тем, кто ему платит деньги, надо относиться бережно и с любовью.
  Однако адвокат может заранее предупредить посетителя о том, что вначале он расскажет, как плохи его дела, а потом обязательно надо объяснить, что со всем этим делать и как спасти ситуацию. Тогда у адвоката есть шанс, что посетитель, выслушивая диагноз, сохранит бодрость духа, не впадет в панику и будет терпеливым и благодарным слушателем адвоката как в первой разгромной части беседы, так и второй – конструктивной.

40. Адвокат, забраковав все предлагаемые самим доверителем варианты решения его проблемы, должен постараться найти приемлемый альтернативный вариант. Если достойная альтернатива найдена –максимально доходчиво доведите ее до доверителя.
  Если проблему решить не удается. То честнее предупредить посетителя о том, что на чудо рассчитывать не приходится – слишком поздно он обратился за помощью. Тем не менее, это не повод опускать руки, а наоборот, сигнал к полной мобилизации сил. Формулируемые адвокатом предложения в данном случае должны быть направлены на то, как, во-первых, спасти то, что еще можно спасти, во-вторых, как минимизировать негативные последствия случившегося. Наконец, следует тщательно взвесить возможности организации атаки на параллельных фронтах, ведь, как известно, лучший способ защиты – это нападение. Возможно, именно там удастся взять реванш, значительно сократив пыл противника в основной атаке, а может быть и полностью отбить у него желание дальнейшего противостояния.

41. Адвокат должен взять себе за правило – вывернуться на изнанку, но обязательно предложить что-то позитивное. Адвокатам платят не за то, чтобы услышать от них приговор, а за то, чтобы потом не услышать его от кого-либо другого.

42. Разъяснение доверителю всех щекотливых моментов в большинстве случаев создает у него правильное ощущение того, что адвокат раскрыл ему глаза («а он то и подумать не мог»), что надо срочно спасать ситуацию и т.д. Кроме того, ломается представление доверителя о том, что его дело - пара пустяков.
  Однако те проблемы, о которых говорит адвокат, ни в коем случае не должны быть надуманными. Доверитель зачастую предпринимает меры к тому, чтобы перепроверить реальность озвученных угроз. И если юриста ловят на сочинительстве, то у такого юриста резко снижаются шансы на дальнейшую работу.
  Мнение сторонних юристов о работе адвоката в случае проверки должно сводиться к одной из следующих формулировок: «он прав» или «это маловероятно, но полностью не исключено».

43. Адвокат – это не страховая компания. Адвокату не следует никогда ничего гарантировать, особенно положительный исход дела доверителя. Более того, выслушав посетителя, адвокату надо избегать таких фраз, как «нет проблем» и «все решим». Существует слишком много объективных и субъективных факторов, способных придать делу другой ход.

44. Важно не допускать у доверителя слепой веры в успех начатого дела. Отсутствие у доверителя такой веры не позволяет ему раньше времени пустить решение проблемы на самотек. Когда речь идет о серьезной борьбе, этот фактор бывает особенно важен. Достаточно часто приходится сталкиваться с ситуациями, когда человек упустил массу возможностей для защиты, своевременно не насытил дело нужными доказательствами, и все только потому, что был абсолютно уверен в успехе. Как известно, не всегда удается представить новые доказательства.

45. Соглашаясь на сумму гонорара, названную юристом, доверитель при этом понимает, что платит именно за добросовестную работу. А вот вознаграждение за положительный результат можно оговорить отдельно.

46. Адвокату не следует визировать документы, которые его не устраивают или же визировать с оговорками и с обязательными письменными комментариями, а также получением визы под ними того, кто инициирует проект.

47. Адвокату необходимо обеспечить себе постоянный и оперативный доступ к первому лицу, руководителю. Работайте над этим и не позволяйте замкнуть себя на уровень исполнителей.

48. Адвокату не следует доверяться только своим собственным устным разъяснениям сути проблемы доверителю. Последний всегда может «забыть» о них или сделать вид, что не так понял разъяснения адвоката. Адвокат должен быть предусмотрительным и заблаговременно по наиболее существенным моментам составлять для доверителя письменные памятки.

49. Адвокат должен принимать как факт – ошибки неизбежны.

50. На сетования доверителя, что адвокат допустил ошибку, адвокат ни при каких обстоятельствах не должен заявлять доверителю, что у того нет «доказательств» ошибки адвоката. Иначе это будет последний день их отношений.

51. Технические ошибки (опечатки, ошибки в реквизитах, названиях и т.д.) очень коварны и несмотря на кажущуюся незначительность, порой способны свести на нет весь положительный эффект от сложной высокотехничной юридической схемы или интересной идеи.
  Технические ошибки в любом случае не простительны, поскольку свидетельствуют о небрежности. В большинстве случаев к юристу обращаются именно за тем, чтобы добиться аккуратности и выверенности юридических текстов.

52. Адвокату все же стоит сознаваться в той ошибке, которую доверитель сам не обнаружил. Порядочность во взаимоотношениях с доверителем должна быть всегда на первом плане. В противном случае утрачивается доверие к адвокату и, как неизбежное следствие, с ним расстаются.

53. В случае неблагоприятного исхода дела надо поскорее направить мысли доверителя (и свои тоже) в русло поиска позитивного выхода. Для этого надо заранее составить и иметь план того, что дальше делать: обжаловать решение, нападать в другом направлении, спасать имущество, менять тактику переговоров с противником и т.д. Помимо отвлечения доверителя от грустных мыслей, это даст еще один важный психологический эффект - неудача перестанет восприниматься им как финал дела и приобретет статус лишь промежуточного этапа.

54. Адвокату надо стремиться к тому, чтобы каждая его фраза была бы строго адресна, и посетитель постоянно бы чувствовал, что любая крупица его информации бьет прямо в цель.

55. Любому человеку нравится, когда юрист доводит свою мысль до логического конца, то есть завершив вступительную часть на тему «законно или не законно», наконец-то переходит к главному - «можно ли это обнаружить и доказать» и «что за это будет».

56. Консультируя письменно или устно, адвокат должен всегда проверять себя – получил ли доверитель, помимо юридического ликбеза, ответ на свои животрепещущие вопросы: что ему можно делать, а что нельзя.

57. Информация, содержащаяся в письменной консультации, должна быть строго дозированной и преподноситься исключительно в нужном вам и вашему доверителю ракурсе. Вы – адвокат, а не прокурор и не судья, и потому ваш взгляд, изложенный в документе или выступлении, вовсе не обязан быть объективным.

58. Адресность, в частности, предполагает, что речь или текст документа должны быть четко ориентированы на ту аудиторию, для которой они предназначаются.

59. В обстановке спешки юристу, как никогда, надо быть особенно настороженным.
  Если очевидно, что проблема требует быстрого решения и ее нельзя тормозить, лучше идти по пути корректировки тех проектов, которые уже есть, а не составлять новый, пускай заведомо лучший, но и заведомо более долго согласуемый.

60. На нестандартном взгляде на стандартные вещи основана большая часть наиболее удачных и прибыльных юридических мероприятий и авантюр.

61. Сомневайтесь во всех прописных истинах, кто бы ни был их автором и где бы они ни были изложены.

62. Идеальный вариант – когда над проектом одновременно думают несколько творческих голов. При этом, понятно, каждый боготворит свой и в совокупности из их идей может получиться такая гремучая смесь, что сшибет наповал любого противника. Если же вы вынуждены творить в одиночестве, никогда не замыкайтесь на одной версии. Придумали – возьмите на карандаш, отодвиньте в сторону и двигайтесь дальше.

63. Легко можно влюбиться в собственную идею. Чувство приятное, но коварное. В состоянии эйфории перестаешь замечать, казалось бы, очевидные вещи. Поэтому обязательно и всенепременно проверяйте, проверяйте и еще раз проверяйте. Не доверяйте себе. По возможности выставляйте свое детище под взгляд чужой критики. Если гениальная мысль не прошла испытания, имейте мужество вовремя от нее отказаться, пока она не наделала бед.

64. Дискуссия вокруг идеи хороша еще тем, что дает новый творческий импульс: есть возможность взглянуть на проблему с нового ракурса, сойти с накатанной колеи. Не надо только занимать глухую оборону.
  Худший вариант - придумав что-то, спрятаться ото всех, гордясь и любуясь собой и собственной идеей. Удовольствие, как правило, прерывается внезапно, когда взлелеянная идея взрывается вместе с автором и рассыпается как карточный домик.

65. Бизнес-адвокат без знаний бухгалтерского и налогового учета – это киллер! Увы, большинство юристов учатся этой премудрости на костях доверителей. Учитесь бухучету.

66. Глупо и небезопасно, когда юрист и бухгалтер одной компании существуют абсолютно автономно друг от друга. Бухгалтерская отчетность – тот черный ящик, по которому при желании можно восстановить полную картину былого и настоящего. Поэтому все, что делается юристами, в обязательном порядке должно четко корреспондировать с тем, что делал или делает бухгалтер. Иначе вместо пользы – только вред и бред.

67. Юрист должен стараться по возможности избавлять бухгалтера от лишней работы там, где в этом нет явной необходимости.

68. В конфликтном диалоге – если в улыбке нет привкуса заискивания и она сдержанная, но уверенная – это демонстрация силы. Тем же, у кого улыбаться «как надо» не получается, лучше не улыбайтесь совсем.

69. В наш век практически никогда нельзя быть уверенным в том, что откровенный разговор не станет потом достоянием гласности. Поэтому учитесь говорить красиво и образно, так чтобы всю глубину вашей речи мог по достоинству оценить именно и только тот, кому она предназначена. Или глубокомысленно молчите.

Адвокат
Пухова Татьяна Львовна

Находится в каталоге Апорт Рассылка 'Журнал "Вопросы адвокатуры"' Яндекс цитирования Rambler's Top100